/
Результат поиска


Озмитель Е. Е. Архиерей-послушник для Туркестанской епархии (к вопросу о назначении митрополита Никандра (Феноменова) на Ташкентскую кафедру в 1927 году) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2020. Вып. 97. С. 137-156. DOI: 10.15382/sturII202097.137-156
В статье реконструируется история православной Туркестанской епархии в 1925–1929 гг. с целью дать ответы на следующие вопросы: почему митрополит Сергий (Страгородский) решил сменить ее правящего архиерея — епископа Луку (Войно-Ясенецкого); почему новым Туркестанским архиереем стал митрополит Никандр (Феноменов); что дало это назначение верующим Средней Азии. На основе архивных документов из фонда митрополита Никандра (Феноменова), хранящихся в Центральном Государственном архиве Республики Узбекистан, а также на основе нарративных источников (мемуары и письма) осмысливаются серьезные проблемы, возникшие в управлении Туркестанской епархией в 1925–1927 гг. Общий в это время для всей Русской Православной Церкви кризис легитимности и легальности церковного управления был вызван репрессивной политикой, грубым вмешательством во внутрицерковные дела органов советской власти, препятствующих среди прочего свободному передвижению архиереев. В Средней Азии этот кризис усугублялся многими специфическими факторами. Временное управление Туркестанской епархией в 1925 г. епископа Сергия (Лаврова), то уклонявшегося в раскол, то возвращавшегося под омофор Патриарха Тихона, деятельность епископа Андрея (Ухтомского), создававшего тайную автокефальную иерархию не только для своей уфимской, но и для туркестанской паствы, стали причиной серьезных конфликтов. Вернувшийся из ссылки в начале 1926 г. епископ Лука пытался восстановить церковное единство за счет примирения враждующих сторон, но не преуспел. Более того, началась жесткая конфронтация епископа Луки и протоиерея Михаила Андреева, и возникло еще несколько разделений православных Ташкента — на партии «лукинистов», «андреевцев» и «вениаминовцев». Ссоры в среде духовенства, неподобающие действия и жалобы прихожан давали обновленцам многочисленные поводы для дискредитации староцерковного духовенства. Митрополит Сергий (Страгородский) с осени 1926 г. несколько раз пытался исправить ситуацию, но ни правящий архиерей, ни ташкентская паства его назначений не признавали. До осени 1927 г. епископ Лука, продолжая титуловаться Ташкентским и Туркестанским, был в отношении к высшему церковному руководству и к делам управления своей епархией в неопределенном состоянии, затем ушел на покой, оставшись проживать в Ташкенте. После июльской Декларации 1927 г., возможно, под влиянием митрополита Арсения (Стадницкого), епископ Лука, скорее всего, склонялся к тому, чтобы прекратить общение с митрополитом Сергием. Поэтому в сентябре 1927 г. митрополит Сергий, чтобы не потерять Туркестанскую епархию, в очередной раз принял решение о замене ее правящего архиерея. Им согласился стать митрополит Никандр (Феноменов), который, находясь в Ашхабаде после своей второй среднеазиатской ссылки, не имел возможности последовать назначению на Одесскую кафедру. Вступив в управление Туркестанской епархией, митрополит Никандр служил в единственном тогда в Ташкенте Сергиевском храме, сталкиваясь с неприязнью его прихожан, продолжавших считать епископа Луку правящим архиереем. Постепенно митрополиту Никандру удалось примирить враждующие партии, восстановить правильное отношение клира и прихожан к местной и высшей церковной власти, содействовать регистрации приходов, количество которых при нем увеличилось на треть.
Русская Православная Церковь в Средней Азии, Декларация 1927 года, гонения на Церковь в Советском Союзе, ссыльное духовенство в Туркмении и Узбекистане, митрополит Арсений (Стадницкий), митрополит Никандр (Феноменов), архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Дионисий (Прозоровский)
  1. Алчущие правды: материалы церковной полемики 1927 года / сост., авт. вступ. ст. свящ. А. Мазырин, О. В. Косик. М.: ПСТГУ, 2011.
  2. Беглов А. Л. Епархии и епископы Российской Церкви в 1927 году, или Почему митрополит Сергий (Страгородский) стал перемещать епархиальных преосвященных? // Альфа и Омега. 2007. № 2(49). С. 169–189.
  3. Зимина Н. П. Викарии Уфимской епархии 1920-х годов: священномученик Вениамин (Троицкий; 1901–1937) // Ежегодная богословская конференция ПСТБИ: Материалы. М., 2004. С. 323–349.
  4. Зимина Н. П. Непарадный портрет: Архиеп. Дионисий (Прозоровский) в духовной истории России ХХ в. // Уральские Бирюковские чтения. Челябинск, 2006. Вып. 4. Ч. 2. С. 356–362.
  5. Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века. Письма М. В. Шика (свящ. Михаила) и Н. Д. Шаховской-Шик / публ. Е. М. Шик. М., 2016. Т. 2.
  6. Одинцов М. И. Арсений (Стадницкий), митрополит Ташкентский и Туркестанский. (1862–1936 гг.): Биографический очерк // Церковно-исторический вестник. 2002. № 9. С. 109–145.
  7. Фиолетова Н. Ю. История одной жизни // Минувшее: Исторический альманах. М., 1992. Вып. 9. С. 7–105.
  8. Ходаковская О. И. «Как мелко, глупо то, чего я домогался…» Взлеты и падения епископа Сергия (Лаврова) // Восток свыше. 2016. № 1–2 (XL). С. 13–24.
Озмитель Екатерина Евгеньевна
Ученая степень: доктор исторических наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, 127051, г. Москва, Лихов пер., 6/1, комн. 219;
Должность: старший научный сотрудник;
ORCID: 0000-0002-3671-9493;
Электронный адрес: k_ozmitel@rambler.ru.