/
Результат поиска


Ястребов А. О. Венецианский след в жизненном пути игумена Палладия Роговского // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2014. Вып. 4 (54). С. 9-28. DOI: 10.15382/sturI201454.9-28
Палладий Роговский — первый русский доктор богословия и философии. Будучи студентом Славяно-греко-латинской  академии при братьях Лихудах, он предпочел оставить Родину и отправиться на Запад для получения полноценного школьного образования. Годы, проведенные им в Европе, в первую очередь в Италии, были доселе практически неизвестным периодом его жизни. Анализ данных итальянских архивов вкупе с уже опубликованными русским исследователем академиком Е. Ф. Шмурло, но не вошедшими в научный обиход документами архивов конгрегации Пропаганда Фиде и Греческого коллегиума в Риме, позволяют узнать о новых обстоятельствах жизненного пути и по-иному взглянуть на личность первого ректора Славяно-греко-латинской академии. В первую очередь интересны обстоятельства его рукоположения в священный сан католиками в Риме и переписка, связанная с признанием его диаконского сана в Русской Православной Церкви. Одним из важных документов, прилагавшихся в римской курии к делу о его посвящении, является письмо русского католика, диакона (впоследствии расстриженного) Петра Артемьева, в котором последний упоминает о том, что Роговский тайно принял латинство еще до отъезда на Запад. Наконец, особого внимания достойно письмо самого Палладия из Венеции, в котором он прямо сообщает о своих планах по распространению католичества в России.
Палладий Роговский, Славяно-греко-латинская академия, Рим, Венеция, Коллегиум Святого Афанасия, Петр Артемьев, Мелетий Типальдос, униатство, иезуитские семинарии
1. Rodotà P. Dell’origine, progresso e stato presente del rito greco in Italia, Rome, 1758.
2. Βελούδης Ι. Ελλήνων ορθοδόξων αποικία εν Βενετία (Colonies of Orthodox Greeks in Venice), Venice, 1893.
3. Καραθανάση А. Η Βενετία των Ελλήνων, Κυριακίδη (Venice of Greeks),Thessalonike, 2010.
4. Καραθανάση А. Η Φλαγγίνειος Σχολή της Βενετίας (Flanginian School in Venice),Thessalonike, 1987.
5. Τσιρπανλής Ζ. Το ελληνικό κολλέγιο της Ρώμης και οι μαθήτες του (1576–1700) (Greek College in Rome and Its Disciples (1576–1700)),Thessalonike, 1980.
6. Τσιτσέλης Η. “Τυπάλδος (Τζαννάτος) Μελέτιος” (Meletius Tipaldos) in: Κεφαλληνιακά, σύμμικτα, Athens, 1904, vol. 1.
7. Бушлякова В. А. Автограф Палладия Роговского в фондах Тверского государственного объединенного музея // Дни славянской письменности и культуры: Сб. докладов и сообщений. Тверь, 2002. Вып. 6. С. 54–57.
8. Древняя Российская Вивлиофика / Н. И. Новиков, изд. М., 17912. Ч. 18.
9. Надеждин Н. И. Палладий Роговский, первый русский доктор // Сын Отечества. СПб., 1840. Т. 4. С. 598–621.
10. Назарко I., свящ. Киiвськi i Галицькi митрополити. Р., 1962.
11. Никольский М. Григорий Скибинский. Очерк из истории духовного просвещения в конце XVII в. // Православное обозрение. 1862. № 11. С. 167–178.
12. Никольский М. Русские выходцы из заграничных школ в ХVII стол. Палладий Роговский // Православное обозрение. 1863. Кн. 10. С. 162–172.
13. Письма и донесения иезуитов о России конца XVII и начала XVIII в. СПб., 1904.
14. Поликарпов Ф. Историческое известие о Московской Академии // Древняя Российская Вивлиофика. М., 1791. Ч. 16. С. 302.
15. Смеловский А. Братья Лихуды и направление теории словесности в их школе // Журнал министерства народного просвещения. 1845. Ч. 45. Отд. 5. С. 31–96.
16. Смирнов С. К. История Московской Славяно-греко-латинской академии. М., 1855.
17. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1991. Т. 14.
18. Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1858. Т. 3.
19. Шмурло Е. Ф. Поездка Б. П. Шереметева в Рим и на остров Мальту // Сборник Русского научного института в Праге. Прага, 1929.
20. Шмурло Е. Ф. Россия и Италия: Сб. исторических материалов и исследований, касающихся сношений России с Италией. Л., 1927. Т. 4.
21. Шмурло Е. Ф. Русские католики конца XVII в. по данным архивов Пропаганды и Коллегии св. Афанасия // Записки Русского научного института в Белграде. Белград, 1931. Вып. 3. С. 1–29.
22. Шмурло Е. Ф. П. В. Постников: Несколько данных для его биографии. Юрьев, 1894.
23. Ястребов А. О., свящ. Святыни Венеции: Православный историко-художественный путеводитель по базилике Сан-Марко и церквям города. Падуя, 2013.
Ястребов Алексей Олегович, протоиерей
Ястребов А. О. Ходатайство Петра I за православных Венеции как часть российской внешней политики (публ., вступ. статья, коммент. А. О. Ястребов) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2016. Вып. 1 (68). С. 123-140. DOI: 10.15382/sturII201668.123-140
Обращение к ходатайству Петра о возвращении православным Венеции отнятой у них церкви и возникшая по этому поводу переписка между русским самодержцем и Венецианской республикой интересны в контексте оценки религиозной составляющей внутренней и международной политики Петра I, поддержки православия в Европе и Османской империи, взаимоотношений с Католической Церковью. Сама грамота является уникальным документом, свидетельствующим о заботе российского самодержца о единоверцах в католической стране. Вместе с тем очевидно, что в эпоху, когда религия тесно переплеталась с политикой, подобное обращение являлось частью не только религиозной, но и чисто светской политики царя. Цели русского правительства на Балканах совпадали с чаяниями православных народов, томившихся под гнетом турок и видевших в России освободителя от ненавистных захватчиков. Естественные союзники Москвы–Петербурга сами на протяжении долгого времени убеждали царей вступиться за гонимую веру, причем призывы раздавались со стороны видных иерархов Восточной Церкви и представителей властей, зависимых от турок вассальных княжеств. Наконец момент настал. Несмотря на то, что Петр не хотел войны с султаном, он вынужден был готовиться к ней, а для этого постарался мобилизовать всех союзников, включая балканских христиан. Письмо, адресованное венецианскому дожу, на самом деле написано именно им. Вслед за посланием русское правительство открывает в Венеции дипломатическое представительство, задачей которого становятся изучение политической ситуации в Италии и на Балканах, а также вербовка добровольцев под Андреевский флаг. Таким образом, грамота-ходатайство Петра за православных Венеции полностью выполнила свою задачу — она стала частью политики по завоеванию симпатий народов Балкан и способствовала пониманию того, что венецианское правительство не станет возражать против действий российских эмиссаров на территории республики.
Петр Ι, Венеция, Греческая Церковь, Мелетий Типальд, Святой Престол.
Ястребов Алексей Олегович