/
Результат поиска


Щелкунов А. А. Особенности ведения следствия органами НКВД против священнослужителей во время «Большого террора» 1937–1938 гг. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 2 (63). С. 108-120. DOI: 10.15382/sturII201563.108-120
В статье исследуется вопрос о фальсификации следственных дел органами НКВД во время «Большого террора» без привлечения арестованных. В большинстве исследований доминирует точка зрения, согласно которой следственные дела и обвинительные постановления фабриковались с помощью пыток и истязаний заключенных. Однако есть основания предполагать, что наравне с подобной практикой огромная масса людей была осуждена без единого вызова на допрос, без единой очной ставки и т. д. Следственные материалы подделывались, как и подписи подследственных, решения «троек» выносились заочно. Факты, которые бы напрямую подтвердили подобную гипотезу, можно найти в первую очередь среди воспоминаний жертв массовых репрессий. В целом можно выделить два основных фактора, которые подталкивали большевистское руководство к полному уничтожению Церкви и религии. Первым является то, что Церковь и верующие воспринимались партийным руководством как потенциальная «пятая колонна», уничтожение которой было их прямой задачей. Второй фактор  большевики искренне верили в социализм как идеал социального устройства общества, куда не вписывалась религия. Тактика постепенного «удушения» Церкви в 19201930-х гг. не дала ожидаемых результатов. Поэтому были предприняты более решительные меры. Во время массовых политических репрессий 1937–1938 гг. Церковь стала одним из главных объектов террора. Вина священнослужителей была очевидна для органов НКВД. По их мнению, священники, которые не отказывались от своего сана, публично признавали свою враждебность Советской власти. Их вина не требовала доказательств, нужно было лишь соблюдение формальностей.
массовые репрессии, следственный подлог, фальсификации, пытки, НКВД, репрессии против священнослужителей, воспоминания репрессированных, внесудебные полномочия, Православная Церковь, советское общество, классовая борьба.
1. Беглов А. В поисках «безгрешных катакомб». Церковное подполье в СССР. М.: Изд. совет Русской Православной Церкви; «Арефа», 2008.
2. Выписка из протокола № 51 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) // Юнге М., Бордюгов Г., Биннер Р. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД №00447. М.: Новый Хронограф; АРИО-ХХІ, 2008. С. 57.
3. Головкова Л. Особенности прочтения следственных дел в свете канонизации новомучеников и исповедников Российских (http://pk-semya.ru/articles/l-golovkova-osobennostiprochteniya-sledstvennykh-del/).
4. Горбачев М. С. Октябрь и перестройка: революция продолжается. М.: Политиздат, 1987.
5. Ефимова И. А. Ничего не забывается // …Иметь силу помнить: Рассказы тех, кто прошел ад репрессий / Сост. Л. М. Гурвич. М.: Моск. рабочий, 1991. С. 290–300.
6. Казанцев А. П. Агент мировой буржуазии // В загоне / Сост. А. П. Казанцев. Верхняя Пышма, 2000. С. 78–83.
7. Кириллова Т. А. Незабытое // ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. (Раскулачивание и гонение на Православную Церковь пополняли лагеря ГУЛАГа) / Под ред. И. В. Добровольского. Франкфурт-на-Майне; М.: Международ. о-во прав человека, 1999. С. 355– 356.
8. Кудинов Ю. П. Заговорщики // Книга памяти: посвящается тагильчанам — жертвам репрессий 1917–1980-х годов / Нижнетагил. о-во «Мемориал». Сост. В. М. Кириллова. Екатеринбург: Наука, 1994. С. 184–187.
9. Степанов А. Ф. «Большой террор»: 1937–1938 гг.: проблемы изучения // Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР. К 70-летию Всесоюзной переписи населения 1939 года: материалы VI Международной научной конференции. Краснодар: Экоинвест, 2010. С. 98–111.
10. Тарасова О. Дело об утопленном колесе // Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы: Чтобы помнили… Тольятти: Центр информ. технологий, 2005. С. 204–207.
11. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд первого президента России Б. Н. Ельцина, 2010.
12. Хрущев Н. С. О культе личности и его последствиях // Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С. 128–170.
13. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М.: Вече; Лепта, 2010.
Щелкунов Антон Алексеевич
Щелкунов А. А. Трансформация карательной политики советского государства против Православной Церкви в 1939–1941 гг. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2017. Вып. 76. С. 78-88. DOI: 10.15382/sturII201776.78-88
В изучении проблематики антицерковного террора советского государства 1920–1950-х гг. существуют многочисленные белые пятна. Одной из таких лакун являются репрессии 1939–1941 гг. Этот этап репрессивной политики сталинского режима имеет ряд характерных особенностей, которые были связаны с трансформацией органов государственной безопасности после завершения «большого террора» и началом кампании по укреплению социалистической законности. К таким особенностям можно отнести то, что органы НКВД в этот период закрывали дела против православных верующих, арестованных еще в 1937–1938 гг., что привело к снижению арестов православных в 1939 г., но уже с 1940 г. количество арестов по религиозным мотивам снова начало расти. Политика укрепления социалистической законности вынуждала следователей управления госбезопасности НКВД действовать с оглядкой на существующие нормы уголовного права. Многие уголовные дела против православных верующих рассматривались не внесудебными органами, а судами общей юрисдикции, что вынуждало сотрудников НКВД менять методы антирелигиозной борьбы. В этот период антицерковная политика советского режима на новоприсоединенных землях была достаточно умеренной, в то же время на территориях СССР в границах до сентября 1939 г. проводилась политика планомерного уничтожения Православной Церкви. Несмотря на изменение методов антицерковных репрессий, которое имело место перед Великой Отечественной войной, конечная цель — полное уничтожение религии и Церкви в СССР — была неизменной.
Русская Православная Церковь, старообрядчество, «Истинно Православная Церковь», обновленчество, антицерковный террор, НКВД, массовые репрессии
Бабенко Л. Технологія боротьби з Церквою (1920 — початок 1950-х рр..): «чекістський» сегмент // Радянські органи державної безпеки в Україні (1918–1991 рр.): історія, структура, функції. К.: Інститут історії України НАН України, 2014. С. 248–299.
Вишиванюк А. В. Особенности религиозной политики советских властей в западных об ластях УССР в 1939–1941 гг. // Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История РПЦ. 2012. № 45 С. 56–71.
Гераськин Ю. В., Михайловский А. Ю. К вопросу о государственно-церковных отношениях в 1938–1940-х гг. // Научный православный взгляд на ложные исторические учения: Материалы совместной конференции Русского культурно-просветительного фонда имени святого Василия Великого и Института Российской истории РАН. М.: Русский издательский центр, 2011. С. 472–481.
Голиков А., свящ., Фомин С. Кровью убеленные: Мученики и исповедники Северо-Запада России и Прибалтики (1940–1955). М., 1999.
Курляндский И. А. Сталин, власть, религия (религиозные и церковные факторы во внутренней политике советского государства в 1922–1953 гг.). М.: Кучково поле, 2011.
Овчинников В. А. К вопросу о периодизации истории Русской Православной Церкви в Сибири в советский период (1917–1991) // Вестник КемГУ. 2015. Сер. I. №1 (61). С. 72–80.
Одинцов М. И. Русская Православная Церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. М.: Политическая энциклопедия, 2014.
Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М.: Вече, Лепта, 2010.
Чурилина Т. И. Антирелигиозная политика на Дальнем Востоке накануне Великой Отечественной войны // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. № 11–1. С. 230–236.
Щелкунов Антоний Алексеевич,