/
Результат поиска


Хондзинский П. В. Над временем. Епископ Михаил (Грибановский): попытка богословского портрета // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2009. Вып. 2 (26). С. 21-38.
PDF
С именем епископа Михаила Грибановского связаны многие глубинные процессы в русской духовной традиции последней четверти XIX в.: движение за восстановление патриаршества, обновление приходской жизни, стремление придать богословским истинам прямое жизненное значение, поиски новой христианской философии. Тем не менее, его имя, его наследие и сегодня известны далеко не всем. В статье делается попытка дать богословский портрет владыки Михаила —иными словами, представить читателю очерк становления его личности и богословской мысли в их внутренней органической взаимосвязи.
Михаил Грибановский, кафоличность, Слово и словесность, «Над Евангелием», Чехов, «Архиерей».
Хондзинский Павел Владимирович, священник
Хондзинский П. В. Блаженный Августин в русской духовной традиции XVIII в. // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2011. Вып. 1 (33). С. 22-38.
PDF
Крупнейший богословский авторитет Западной Церкви блаженный Августин в Средние века был малоизвестен в Византии, тем более на Руси. Первые переводы его произведений на славянский язык появляются, очевидно, не ранее XVI в. В Синодальный период русскими патрологами было немало сделано для изучения трудов блж. Августина, однако и по сей день остается не решенным вопрос о том, оказали ли его идеи какое-либо влияние на саму русскую богословскую традицию. Настоящая статья ставит своей целью выявить возможные пути трансляции августинизма в русскую традицию в XVIII в.
Августин, августинизм, XVIII век, Феофан Прокопович, свт. Тихон Задонский, Арндт, «антропологический минимализм».
Хондзинский Павел Владимирович, священник
Хондзинский П. В. К вопросу о начале московских евхаристических споров XVII века // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 2 (39). С. 7-17.
PDF
Несмотря на то, что большинство документов, относящихся к московским евхаристическим спорам XVII столетия, были опубликованы еще в XIX в., это не означает, что сегодня у историков есть ответы на все вопросы, связанные с этим важнейшим эпизодом русской церковной истории. В частности, до сих пор не существует единого мнения о том, что именно послужило конкретной причиной для начала указанных споров, так глубоко и болезненно затронувших все слои русского бщества. Нижеследующая статья ставит своей задачей предложить гипотезу, восстанавливающую последовательность событий.
XVII век, время пресуществления, Сильвестр Медведев, патриарх Иоаким, хлебопоклонная ересь, Остен
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Синодальная реформа и экклесиология первых славянофилов: А. С. Хомякова и Ю. Ф. Самарина // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2011. Вып. 5 (37). С. 57-70.
PDF
Учение славянофилов о соборности Церкви является своего рода «визитной карточкой» русской богословской мысли. В своем законченном виде оно, как правило, связывается с критикой Синодальной традиции. Однако внимательное исследование генезиса идей первых славянофилов приводит к выводу о том, что именно синодальная реформа создала одну из важных экклесиологических предпосылок для возникновения славянофильских представлений о соборности.
Синодальная реформа, славянофилы, соборность, Паскаль, святитель Филарет, Хомяков, Самарин, восстановление патриаршества
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Понятие «общины» в русской богословской традиции второй половины XIX — начала XX в. // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2012. Вып. 3 (41). С. 38-46.
PDF
Понятие «церковной общины» давно присутствует в русском богословии, однако до сих пор нет ни четкого его определения, ни представления о том, как и когда оно, собственно, вошло в богословский обиход. Предлагаемая статья ставит своей целью наметить основные вехи становления понятия «церковная община» в русской традиции.
община, приход, А. С. Хомяков, еп. Михаил (Грибановский), богослужебно-покаяльная семья, о. Алексей Мечев, о. Сергий Мечев.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Святитель Димитрий Ростовский и Федор Михайлович Достоевский // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2012. Вып. 5 (43). С. 23-32.
PDF
В научной литературе вопрос генезиса представлений Федора Михайловича Достоевского о народе-богоносце до сих пор не ставился в контекст учения свт. Димитрия Ростовского о страстотерпчестве. Между тем обнаруживаемые параллели позволяют говорить об очевидной неслучайности совпадений. В то же время разделяющей авторов чертой является проблема мотивировки страданий.
Достоевский, свт. Димитрий, народ-богоносец, Четьи-Минеи, страстотерпчество
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Учение святителя Феофана о благодати и «чистой любви» в контексте идей блж. Августина // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2012. Вып. 6 (44). С. 21-29.
PDF
Статья посвящена вопросу о том, каким образом соотносятся идеи свт. Феофана о благодати и «чистой любви» с учением блж. Августина о человеке. Автор раскрывает новую грань в богословии свт. Феофана, которую до сих пор никто не исследовал — антропологию, выстраиваемую им с опорой на идеи «Добротолюбия», и проводит сравнительный анализ его идей с богословским наследием блж. Августина. В результате проведенного исследования в работе обнаруживается сходство обоих авторов в представлениях о существенной несамодостаточности человеческого существа, о ничтожности человека и о всесильности благодати Божией. При этом главное их концептуальное отличие состоит в воззрениях на понятие свободы.
Свт. Феофан Исповедник, прп. Паисий Величковский, блж. Августин, Добротолюбие, антропология, свобода, благодать, душа, человек, грехопадение, христианская психология
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Laientheologie или христианская философия? // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2013. Вып. 3 (47). С. 42-59.
PDF
Хотя богословие мирян — Laienthеologie — в Синодальную эпоху оставило свой заметный след в истории русской духовной традиции, до сих пор не проделана научная работа по рассмотрению корпуса составляющих его сочинений как целостного явления со своими характерными идеями и методологией. Начальный этап этой работы предполагает разрешение по меньшей мере трех вопросов: 1) что является важнейшим признаком, объединяющим представителей Laientheologie? 2) есть ли характеристическое различие между Laientheologie и богословием школы с точки зрения их методологии? 3) что разграничивает Laientheologie с религиозной философией? В результате проведенного исследования делаются следующие выводы: 1) общим характерным признаком носителей Laientheologie является отсутствие у них школьного богословского образования; 2) в области богословской методологии Laientheologie отличается от академического богословия стремлением исходя из личного религиозного опыта дать богословскую интерпретацию опыта Церкви: иными словами, стремлением, подразумевающим тождественность первого и второго; 3) это же стремление в свою очередь позволяет отнести написанные на основе указанной методологии сочинения к области богословия, а не философии. Указанные выводы сделаны преимущественно на основании сопоставления представлений о различиях и сходстве богословского и философского знания как в сочинениях самих носителей Laienthеologie, так и последующих им русских религиозных философов и современных исследователей.
богословие и философия, Хомяков, Киреевский, Самарин, Предание, consensuns partum, школьное богословие, Laientheologie
1. Antonov K. M. 2009. Fenomen religioznogo obrashhenija i stanovlenie refleksivnyh struktur religioznyh tradicij (The Phenomenon of Religious Conversion and Making of the Reflexive Structures of the Religious Traditions). Religiovedenie, vol. 4, pp. 90–102.
2. Cvyk I. V. Duhovno-akademicheskaja filosofija v Rossii XIX v. (Thheological-academical philosophy in XIX c. Russia). Мoscow, 2002.
3. Florovskij G. Puti russkogo bogoslovija (Ways of the Russian theology). Мoscow, 2009.
4. Hondzinskij P. 2011. Russkoe bogoslovie: tradicija i sovremennost' (Russian Theology: Tradition and the Present). Мoscow, 2011, pp. 47–55.
5. Kartashev A. V. Istorija Russkoj Cerkvi (History of the Russian Church). Мoscow, 1997.
6. Lonergan B. Metod v teologii (The methos in theology). Мoscow, 2010.
7. Losskij N. O. Istorija russkoj filosofii (History of the Russian Philosophy). Мoscow, 1991.
8. Müller L. 1960. Der Einfluss der liberalen Protestentismus auf die russische Laientheologie des 19. Jahrhundert. Kirche im Osten, vol. 3, pp. 21–32.
9. Zen’kovskij V. Istorija russkoj filosofii (History of the Russian Philosophy). Мoscow, 2001.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Audiatur et altera pars — о новой книге Н. К. Гаврюшина // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2013. Вып. 4 (48). С. 162-168. — Рец. на кн.: Гаврюшин Н. К. Русское богословие. Очерки и портреты. Глагол, 2011
PDF
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. «Теология счастья» // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2014. Вып. 1 (51). С. 23-35. DOI: 10.15382/sturI201451.23-35
Христианская традиция Востока и Запада устойчиво связывает богословие (то есть по­стижение и выражение богооткровенных истин) с образом жизни богослова, предъявляя ему в этом отношении особо высокие требования. Учительство в Церкви своим необхо­димым условием подразумевает святость, а последняя, в свою очередь, — несение кре­ста вольных и невольных страданий. Этот, казалось бы, очевидный пункт христианского нравоучения был подвергнут пересмотру славянофилами первого поколения. Об этом свидетельствует переписка cлавянофильского кружка летом 1853 года, опубликованная П. Колюпановым в приложении к его биографии А. И. Кошелева. Вывод, который в конечном счете формулирует пользующийся безусловным авторитетом в кружке Хо­мяков, сводится к следующему. Поскольку страдания суть неизбежное последствие если не личных грехов, то хотя бы всеобщей греховности, постольку их смягчение или даже отсутствие, очевидно, есть особый дар благодати. Таким образом, земное счастье бла­годатно по определению. Следовательно, ограничивать счастье не надо — надо только благодарить. Счастье для христианина есть даже своего рода подвиг, по-своему высший подвиг страдания, ибо счастливому легче забыть Бога, чем несчастному. Отсюда не­обязательность аскетических и молитвенных упражнений, тем более монашества. Един­ственным ограничением можно и должно считать отказ от того, чтобы просить счастья для себя самого. Вытекающие отсюда содержательные последствия для богословия сла­вянофилов должны быть еще изучены, но прежде всего со всей определенностью следует поставить вопрос: может ли отказ от святоотеческой аскетики вывести на путь свято­отеческого богословия?
смысл страданий, счастье, благодать, славянофильство, Хомяков, Аксаков, святость, грех, греховность, богословие
1. Барсов Н. И. О значении Хомякова в истории отечественного богословия // Христианское чтение. СПб., 1878. № 1/2.
2. Свт. Димитрий Ростовский. Полное собрание сочинений: В 5 т. М., 1839—1849.
3. Колюпанов Н. Биография Александра Ивановича Кошелева: В 2 т. М., 1889—1892.
4. Самарин Ю. Ф. Отрывок из записок // Татевский сборник С. А. Рачинского. СПб., 1899.
5. Фенелон Ф. Изъяснение мыслей святых о внутренней жизни // Хондзинский П., прот. Ныне все мы болеем теологией. М., 2013.
6. Свт. Филарет (Гумилевский). Историческое учение об отцах Церкви: В 5 т. ТСЛ., 1996.
7. Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. М., 2009.
8. Хомяков А. С. Полное собрание сочинений: В 8 т. М., 1900.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. «Православное учение о спасении» архимандрита Сергия (Страгородского) и его критика священноисповедником Виктором (Островидовым) и архиепископом Серафимом (Соболевым) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2014. Вып. 2 (57). С. 98-113. DOI: 10.15382/sturII201457.98-113
«Православное учение о спасении» — известная работа архимандрита Сергия (Страгородского), защищенная им в качестве магистерской диссертации в Московской Духовной академии в 1895 г., — по сей день признается эталонным сочинением в области православного богословия. Между тем в первой половине XX в. она подверглась резкой критике по меньшей мере двух видных представителей церковной иерархии этого времени — священноисповедника Виктора (Островидова) и архиепископа Серафима (Соболева). В предлагаемой статье не только рассматривается их аргументация, но и предпринимается собственное осмысление основных тезисов сочинения архимандрита Сергия. Работа исследователя в данном случае осложняется большим количеством святоотеческих текстов, которые приводятся архимандритом Сергием и обилие которых затрудняет выявление его собственных оригинальных идей. Тем не менее проведенный анализ позволяет утверждать, что диссертация не содержит не только святоотеческого, но и сколько-нибудь ясного учения ни о грехопадении, ни о состоянии человека после грехопадения, ни об искуплении, ни об усвоении человеком плодов искупления. Кроме того, иллюстрируемые в диссертации текстами святых отцов тезисы принадлежат не столько им, сколько первым славянофилам, учителю и старшему другу архимандрита Сергия архимандриту Антонию (Храповицкому), наконец, Эммануилу Канту. Вследствие этого, в своем учении о том, что свобода предваряет благодать, архимандрит Сергий приходит к опасной близости с пелагианством. Указанные выводы понуждают признать правоту претензий, предъявленных к работе архимандрита Сергия святителем Виктором (Островидовым) и владыкой Серафимом (Соболевым).
Митрополит Сергий (Страгородский), епископ Виктор (Островидов), епископ Серафим (Соболев), Православное учение о спасении, новое богословие, святоотеческое предание, пелагианство, митрополит Антоний (Храповицкий), искупление.
1. Виктор (Островидов), священноисп. Ответы епископа Виктора (Островидова) на пятнадцать вопросов ОГПУ / Публ. и вступ. ст. иерея Александра Мазырина // Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви. 2006. Вып 3 (20). С. 136–147.
2. Виктор (Островидов), священноисп. [Странник] Новые богословы // Церковь. 1912. № 16. С. 381–383.
3. Сергий (Страгородский), архим. Православное учение о спасении: опыт раскрытия нравственно-субъективной стороны спасения на основании Св. Писания и творений свято-отеческих. Казань, 1898/
4. Серафим (Соболев), архиеп. Искажение Православной истины в русской богословской мысли. София, 1943.
5. Атоний (Храповицкий), митр. Избранные труды. Письма. Материалы. М., 2007.
6. Гнедич Петр, прот. Догмат искупления в русской богословской науке. М., 2007.
7. Янышев И. Л. Сущность христианства с нравственной точки зрения. СПб., 1887.
8. Катанский А. Л. Учение о благодати Божией в творениях древних Отцов и Учителей Церкви до блж. Августина. СПб., 1902.
9. Свт. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. М., 2010.
10. Свт. Феофан Затворник. Собрание писем. М., 2000. Т. 2. Вып. 8.
11. Свт. Феофан Затворник. Путь ко спасению. М., 2003.
12. Колюпанов Н. Биография Александра Ивановича Кошелева: В 2 т. М., 1889–1892. Т. 2.
13. Михаил (Грибановский), еп. Сочинения. Письма. Жизнеописания. М., 2011.
14. Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. К вопросу об источнике цитаты из «жизнеописателя» прп. Сергия Радонежского в лекции кн. Е. Н. Трубецкого «Умозрение в красках» // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2014. Вып. 6 (56). С. 9-20. DOI: 10.15382/sturI201456.9-20
В своей лекции «Умозрение в красках» князь Евгений Николаевич Трубецкой приводит цитату из неназванного «жизнеописателя» прп.Сергия, по словам которого преподобный «поставил храм Троицы, как зеркало для собранных им в единожитие, дабы взиранием на Святую Троицу побеждался страх перед ненавистной раздельностью мира». До сих пор, однако, не удавалось обнаружить источник цитаты: ни одно из древних житий прп. Сергия не содержит ее. Кроме того, хотя можно с уверенностью утверждать, что с именем прп. Сергия связано начало особого почитания Пресвятой Троицы в русской традиции, обзор ее текстов показывает, что сама мысль об объединении твари по образу Троического единства — мысль, которую на основе приведенной цитаты развивает далее кн. Е. Н. Трубецкой, — в ней не читается. Последнее заставляет предполагать, что источник цитирования принадлежит гораздо более позднему времени. В результате проведенного исследования эта гипотеза подтверждается и устанавливается, что источником цитаты является текст архим. Антония (Храповицкого), интерполированный Н. Ф. Федоровым в его собственные рассуждения и уже в федоровской «транскрипции» воспроизведенный князем Е. Н. Трубецким. Сделанный вывод позволяет уточнить наши представления о древнерусской традиции и критически осмыслить основанные на указанной цитате концепты современных богословов, философов и искусствоведов.
икона, образ, прп. Андрей Рублев, Троица, прп. Сергий Радонежский, кн. Е. Н. Трубецкой, Н. Ф. Федоров, митр. Антоний (Храповицкий).
1. Антоний (Храповицкий), митр. Избранные труды. Письма. Материалы. М., 2007.
2. Габриель (Бунге), иером. Другой Утешитель. Рига, 2003.
12. Сергий (Голубцов), архиеп. Воплощение богословских идей в творчестве преподобного Андрея Рублева // Богословские труды. М., 1981. Вып. 22. С. 4–67.
15. Яхонтов И. Жития св. севернорусских подвижников поморского края как исторический источник. Казань, 1881.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. «Поле» конфессионализации: опыт приложения теории к русской духовной традиции // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 2 (63). С. 9-17. DOI: 10.15382/sturII201563.9-17
Теория конфессионализации (confessionalization) была создана во второй половине ХХ в. первоначально для того, чтобы описать историю германского протестантизма в XVI– XVII вв. Суть теории сводится к представлению о постепенном обособлении конфессии на всех горизонтах религиозной, культурной, социальной, государственной жизни. Позднее эта же теория была применена для описания аналогичных процессов в католических странах. Сегодня научным сообществом активно обсуждается вопрос о возможности «православной» конфессионализации. В рамках этой дискуссии автор статьи предлагает внести два уточнения в теорию. Во-первых, если в прямом и узком смысле процесс «конфессионализации» (особенно в смысле «нового симбиоза церковных и государственных инстанций») представляет собой продукт Нового времени, продукт модернизации, то в более широком смысле, в смысле доминирующего стремления к тотальному разведению традиций (пусть не на всех возможных уровнях, а только на ментальном или на ментально-культурном), этот процесс, судя по всему, может быть распространен и на иные исторические эпохи, и на иные конфессии. Во-вторых, сама потребность конфессионализации (независимо от того, насколько последовательным оказывается ее осуществление) возникает только там, где существует единое религиозно-культурное (шире — цивилизационное) поле, исторически обнаружившая себя потребность проведения границ на котором и лежит, собственно, в основе конфессионализации. Указанные тезисы представлены в статье на материале русской церковной традиции. Так, в частности, импульсами конфессионализации может быть объяснено возникновение ряда философских и богословских идей, принадлежащих первым славянофилам.
конфессионализация, социально-культурное поле, августинизм XVII века, slavia orthodoxa, общество и народ, русская богословская школа, Laientheologie, Хомяков, Достоевский, митрополит Антоний (Храповицкий)
1. Дмитриев М. В. «Православная конфессионализация» в Восточной Европе во второй половине XVI века? // Дорогобицький краезнавчий збiрник. Вип. XVI. Дрогобич: Коло, 2012. С. 133–152.
2. Курбский А., кн. Предисловие к «Диалектике» Иоанна Дамаскина // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 11. СПб., 2011. С. 570–583.
3. Пиккио Р. История древнерусской литературы. М., 2002.
4. Хёйзинга Й. Тени завтрашнего дня. СПб., 2010.
5. Шоню Пьер. Цивилизация классической Европы. Екатеринбург, 2005.
6. Яковлев А. И. Очерки истории русской культуры XIX века М., 2010.
7. De controversiis christianae fi Bellarminus R. dei adversus hujus temporis haereticos, Neapolis, 1858.
8. Buddeus F. Institutiones theologiae dogmaticae, Lips, 1724.
9. 1995 “Konfessionale Musik“, in Die katholische Konfessionalisierung. Danckwart Marianne, Gütersloh, 1995, pp. 371–383.
10. Iansenius C. Augustinus, Lovanium, 1640.
11. Jedin Hubert. Geschichte des Koncils von Trident, Freiburg, 1939–1975.
12. Möhler J. A. Symbolik oder Darstellung der dogmatischen Gegensätze der Katholiken und Protestanten, nach ihren öffentlichen Bekenntnissschriften, Mainz, 1834.
13. Schneider H. 1983 “Johann Arndt und die makarianischen Homilien“, in Makarios-Simposium über das Böse, Wiesbaden, 1983, pp. 186–222.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Антропология Аполлинария Лаодикийского в трудах В. И. Несмелова // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2016. Вып. 1 (63). С. 38-49. DOI: 10.15382/sturI201663.38-49
Виктор Иванович Несмелов, русский философ и богослов конца XIX — начала XX в., известен прежде всего благодаря своей фундаментальной работе «Наука о человеке», в которой он не только предложил оригинальную антропологическую концепцию, но и постарался с помощью нее обосновать ряд важнейших положений христианской догматики. Указанная концепция представляет собой развитие идей учителя Несмелова, В. А. Снегирева, многие годы читавшего курс психологии в Казанской Духовной академии. В то же время первая значительная работа Несмелова была посвящена обзору догматического учения святителя Григория Нисского, признанного авторитета в области святоотеческой антропологии, принимавшего активное участие в полемике с Аполлинарием. В предлагаемой статье ставится вопрос, каким образом связаны между собой названные труды Несмелова, и на примере изложения Несмеловым учения Аполлинария показывается, что нравственно-психологический подход к христианскому учению был характерен для Несмелова уже в ранний период его научной деятельности. Современные психологические идеи усваиваются им ересиарху IV в., а основные тезисы «Науки о человеке» подразумевают новый ответ Аполлинарию, не вполне удовлетворительно, с точки зрения Несмелова, данный в свое время святителем Григорием Нисским. Главным постулатом этого ответа становится положение об обладании человеческой личностью своей особой природой, не тождественной природе человеческого индивидуума. В статье анализируются противоречия и сложности в христианской догматике, к которым приводит последовательное проведение в последней указанной идеи Несмелова.
В. И. Несмелов, В. А. Снегирев, святитель Григорий Нисский, «Наука о человеке», персонализм, психология, природа личности, русское богословие.
1. Baur F. Ch. Die christliche Lehre von der Dreieinigkeit und Menschwerdung Gottes in ihrer geschichtlichen Entwicklung. Tübingen, 1841.
2. Вевюрко И. С. «Наука о человеке» В. И. Несмелова: философия религии как антропология // Вопросы религии и религиоведения. М., 2011. Вып. 2. Кн. 2. С. 314.
3. Михаил (Грибановский), еп. Сочинения. Письма. Жизнеописание. М., 2011.
4. Снегирев В. А. Психология. СПб., 2008.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Святитель Филарет и блаженный Августин // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2016. Вып. 5 (72). С. 20-30. DOI: 10.15382/sturII201672.20-30
Уникальное место, занимаемое блаженным Августином в западной традиции, заставляет обратить внимание на восприятие его идей и русским богословием, пути которого так или иначе тесно пересекались с западноевропейским. В этой связи представляется важным соотнесение богословской мысли отца Западной Церкви с богословским наследием святителя Филарета Московского. В предлагаемой статье указанное сопоставление проводится по следующим пунктам: триадология, учение о границах Церкви, учение о чистой любви, учение о благодати и свободе. Проведенный анализ позволяет прийти к следующим выводам. Очевидно, что отношение свт. Филарета к наследию блаженного Августина было неоднозначным. Тем не менее нельзя сказать, что Августиновы идеи остались вполне чужды святителю. В области триадологии они, очевидно, дают ему непосредственный толчок к развитию собственной мысли. В отношении учения о благодати, сохраняя свойственный блаженному Августину «антропологический пессимизм», святитель в то же время стремится уйти от крайностей Августиновой позиции в вопросе о предопределении. Избегает святитель и крайностей учения о «чистой любви», сосредотачиваясь на выборе в пользу страданий как на свидетельстве ее бескорыстия. Наибольшую близость к Августину обнаруживает в итоге у святителя Филарета учение о границах Церкви, хотя оно излагается у него и с неавгустиновой аргументацией. Последнее позволяет поставить вопрос о подлинно святоотеческом характере этого учения, через века обнаруживающего и воспроизводящего себя в Предании Церкви.
блж. Августин, свт. Филарет, триадология, августинизм, чистая любовь, границы Церкви, благодать, свобода и предопределение.
1. Sancti Aureli Augustini. Scripta contra donatistas / recensuit M. Petschenig. Vindobonae [etc.]: F. Tempsky [etc.], 1908.
2. Августин Аврелий, блж. О Троице: В 2 ч. М., 2005.
3. Паскаль Б. Мысли. М.: Эксмо-Пресс, 2000.
4. Регламент духовный // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание первое. СПб., 1830. Т. 6.
5. Филарет Московский, свт. Мнения, отзывы и письма. М., 1905.
6. Филарет Московский, свт. Начертание церковно-библейской истории. СПб., 1816.
7. Филарет Московский, свт. Слова и речи: В 5 т. М., 1873–1885.
8. Филарет Московский, свт. Собрание мнений и отзывов по учебным и церковногосударственным вопросам: В 5 т. СПб., 1885–1888.
9. Филарет Московский, свт. Творения. М., 1994.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Восприятие идей И. Канта в богословском наследии свт. Иннокентия (Борисова) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2017. Вып. 74. С. 94-102. DOI: 10.15382/sturII201774.94-102
Среди русских духовных школ первой четверти XIX в. Киевская академия в лице своего профессора И. М. Скворцова первой проявила серьезный интерес к немецкой классической философии. Следы этого интереса мы, в частности, находим в трудах святителя Иннокентия (Борисова), христология и экклесиология которого несут на себе черты явной и скрытой полемики с И. Кантом. Последний, спроецировав вопрос о нравственной мотивации поступка в христологию, ставил под сомнение либо божественность Спасителя, либо возможность нравственного подражания Ему его последователей, а следовательно, и возможность нравственного единства с Ним. Отвечая на этот вызов, святитель Иннокентий учил о постепенном осознании Христом своей Божественности и об особом акте Промысла, позволяющем Христу в момент Гефсиманского моления преодолеть страх смертных страданий силою только человеческого естества. Хотя предложенная святителем концепция давала более или менее убедительный ответ «внешним», с точки зрения «внутреннего» учения Церкви следствием такого подхода становилось возникновение очевидного разрыва между природой и лицом. Правда, святитель снимал все возражения ссылкой на то, что в случае Христа мы стоим перед лицом особой «тайны Божией», однако именно здесь пробиваются первые ростки богословского персонализма, давшего такие богатые всходы в русском богословии второй половины XIX в.
персонализм, христология, антропология, личность, Кант, свт. Иннокентий (Борисов), Гефсиманское моление, нравственная мотивация, Киевская академия, русское богословие
Аскоченский В. История Киевской духовной академии по преобразовании ее в 1819 году. СПб., 1863.
Гаврюшин Н. К. Русское богословие: Очерки и портреты. Н. Новгород, 2011.
Иннокентий (Борисов), свт. Лекции по обличительному богословию (НИОР. РГБ. Ф. 173.1. № 564).
Иннокентий (Борисов), свт. Сочинения: В 6 т. СПб. 1908.
Кант. И. Трактаты и письма. М., 1980.
Круглов А. Н. Философия Канта в России в конце XVIII — первой половине XIX века. М., 2009.
Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Т. XXXII. СПб., 1830.
Творения преподобного Иоанна Дамаскина: Источник знания. М., 2002.
Филарет, митр. Московский, свт. Письма к родным. М., 1882.
Филарет, митр. Московский, свт. Собрание мнений и отзывов по учебным и церковно-государственным вопросам: В 5 т. СПб., 1885—1888. Т. I.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Хондзинский П. В. Антропология святителя Феофана Затворника и зарождение первых персоналистических концепций в русском богословии // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2017. Вып. 70. С. 11-27. DOI: 10.15382/sturI201770.11-27
Выявление генезиса персоналистических идей в русском богословии приводит к киевской школе как отправной точке процесса. Именно в Киевской духовной академии ранее, чем в других духовных школах, уделялось самое серьезное внимание изучению философии и психологии Нового времени. Именно в лекциях ее ректора свт. Иннокентия Херсонского в русле полемики с Кантом появились начальные интенции интересующего нас направления. Выпускник Киевской академии, профессор В. Н. Карпов стал родоначальником петербургской психологической школы, чей представитель, будущий епископ Михаил (Грибановский), предложил и первую персоналистическую концепцию, подразумевающую в человеке «двуначалие» личности и природы. Немного позже, усвоив предложенную свт. Иннокентием постановку вопроса и, очевидно, независимо от епископа Михаила, к аналогичным выводам пришел и представитель казанской школы — В. И. Несмелов, у которого мы находим оригинальное переосмысление терминов личность, я, самосознание. При этом с неизбежностью встает вопрос, как эти порожденные во многом новой философией и психологией концепции соотносятся с традиционными христианскими представлениями о человеке? Именно для ответа на него представляется важным сопоставить их с учением святителя Феофана Затворника. В статье показывается, что именно он, также будучи выпускником Киевской академии и так или иначе восприняв заданный в ее стенах философский посыл, сумел сохранить равновесие между традицией и антропологическими открытиями современности.
антропология, психология, персонализм, личность, русское богословие, святитель Феофан Затворник, святитель Иннокентий Херсонский, В. И. Несмелов, епископ Михаил (Грибановский)
Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1976.
Егоров Г., прот. Проблема дихотомии–трихотомии человеческой природы и парадокс личности в антропологии святителя Феофана // Святитель Феофан Затворник — основатель христианской психологии: Материалы Всероссийской научнопрактической конференции, посвященной 200-летию свт. Феофана Затворника. СПб., 2015. С. 17–22.
Иннокентий (Борисов), архиеп. Сочинения: В 6 т. СПб., 1908.
Прп. Иоанн Дамаскин. Источник знания. М., 2002.
Михаил (Грибановский), еп. Сочинения. Письма. Жизнеописание. М., 2011.
Несмелов В. И. Наука о человеке: В 2 т. Казань, 1994.
Никулина Е. Н. Понятие личности в антропологии святителя Феофана Затворника // Вестник ПСТГУ. Сер. IV: Педагогика. Психология. 2007. Вып. 2. С. 165–176.
Свт. Феофан Затворник. Душа и Ангел — не тело, а дух. М., 2014.
Свт. Феофан Затворник. Начертание христианского вероучения. М., 2010.
Свт. Феофан Затворник. О различных предметах веры и жизни. М., 2007.
Свт. Феофан Затворник. Собрание писем: В 2 т. М., 2000.
Свт. Феофан Затворник. Толкование Послания апостола Павла к Ефесянам. М., 2004.
Свт. Феофан Затворник. Толкование Послания апостола Павла к Римлянам (Гл. I–VIII). М., 2006.
Шеховцова Л. Ф. Проблема личности в трудах свт. Феофана Затворника и Вл. Лосского // Святитель Феофан Затворник — основатель христианской психологии: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 200-летию свт. Феофана Затворника. СПб., 2015. С. 35–39.
Schubert G. H. v. Die Geschichte der Seele: In 2 Bd. Stuttgart und Tübingen, 1850.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Ученая степень: доктор богословия;
Место работы: декан Богословского факультета ПСТГУ 127051 Москва, Лихов пер., д. 6, стр. 1;
Электронный адрес: email: paulum@mail.ru.
Хондзинский П. В. Миросозерцание Евгения Николаевича Трубецкого по его магистерской диссертации «Миросозерцание блаженного Августина» // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2018. Вып. 77. С. 11-25. DOI: 10.15382/sturI201877.11-25
Написанная в 1891 г. магистерская диссертация князя Евгения Николаевича Трубецкого «Миросозерцание блаженного Августина» стала заметным явлением русской «августинианы». Сам автор поставил себе целью на основе подробного и непредвзятого исторического исследования дать заключение о месте и роли блаженного Августина в истории западной цивилизации. Его выводы можно свести к положению, что блаженного Августина следует считать скорее отцом «латинской идеи», чем отцом Церкви в широком смысле слова. Последнее объясняется его (Августина) чрезмерной приверженностью к юридическому пониманию евангельского учения и к внешней принудительной организации церковной жизни. При этом внимательное чтение диссертации приводит к заключению, что основным источником для содержательных тезисов ее автора были работы его старшего друга, Владимира Сергеевича Соловьева. Наибольший же интерес вызывает то, что можно установить параллель между внутренней эволюцией блаженного Августина так, как она представлена в диссертации, и аналогичным путем В. С. Соловьева, как раз в конце 80-х гг. переживавшего увлечение католичеством и идеей соединения Церквей. В статье рассматривается гипотеза о том, что эта параллель была неслучайной, составляла существенную часть замысла автора диссертации и оказала свое обратное влияние на прочтение им текстов епископа Иппонийского.
блаженный Августин, Е. Н. Трубецкой, В. С. Соловьев, латинская идея, А. С. Хомяков, богочеловечество, благодать и свобода
  1. Взыскующие града. Хроника частной жизни русских религиозных философов в письмах aи дневниках / В. И. Кейдан, изд. М., 1997.
  2. Евлампиев И. И. Труды Евгения Трубецкого по истории христианской мысли // Трубецкой Е. Н. Религиозно-общественный идеал западного христианства. СПб., 2004. С. 5–26.
  3. Свт. Феофан Затворник. Путь ко спасению. М., 2003.
  4. Соловьев В. С. Россия и Вселенская Церковь. М., 1991.
  5. Трубецкой Е. Н. Миросозерцание блаженного Августина. М., 1892.
  6. Трубецкой Е. Н. Философия христианской теократии в V веке // Вопросы философии и психологии. 1891. Кн. 9. С. 25–68.
  7. Хомяков А. С. Сочинения богословские. СПб., 1995.
  8. Хондзинский П., прот. Учение святителя Феофана о благодати и «чистой любви» в кон- тексте идей блж. Августина // Вестник ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. 2012. Вып. 44. С. 21–29.
  9. Ratzinger J. Volk und Haus Gottes in Augustinus Lehre von der Kirche. München, 1992.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Ученая степень: доктор богословия;
Ученое звание: доцент;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, Москва, 127051, Лихов пер., д. 6;
Должность: декан богословского факультета;
ORCID: 0000-0001-9805-045X;
Электронный адрес: paulum@mail.ru.
Статья подготовлена в рамках проекта «Блаженный Августин Гиппонский в философско-богословском и культурном диалоге традиций Востока и Запада» при поддержке Фонда развития ПСТГУ.
Хондзинский П. В. «На языке софиологии»: критика о. Сергием Булгаковым триадологии блаженного Августина // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2019. Вып. 83. С. 11-25. DOI: 10.15382/sturI201983.11-25
Как известно, о. Сергий Булгаков понимал разработанную им софиологию не только как конкретное учение о Софии Божественной и тварной, но и как своего рода ключ к решению всех богословских проблем, требующих для этого изложения на «языке софиологии». Отсюда вытекает необходимость понять, каким образом указанный язык соотносится с традиционными языками богословия и приводит ли действительно его употребление к существенно иному уровню богословского дискурса и богословского знания. В предлагаемой статье проблема рассматривается на примере триадологии о. Сергия. Ее основные положения формулируются автором исходя из prius’a субъекта, который полагает себя как я, ты, он. В тварном субъекте это является мысленными актами, однако в абсолютном Божественном Субъекте предстает как триединство Божественных Лиц. Такое раскрытие догмата противопоставляется о. Сергием прежде всего западной традиции, исходящей, по его мнению, со времен блж. Августина из prius’a сущности, что находит себе окончательное выражение в работах Фомы Аквинского. Однако рассмотрение Августиновой триадологии показывает, что в его текстах указанные о. Сергием фрагменты не поддаются однозначной интерпретации в булгаковском смысле, что согласно Августину в Троице сущность не является первичной по отношению к личности; что троичность не выводится Августином из отношений (как это имеет место у Фомы); что Августиновы психологические аналогии подразумевают не только prius субъекта, но и его триипостасность. Таким образом, булгаковские интенции оказываются гораздо ближе к концепции критикуемого им отца западной Церкви, чем это могло бы показаться на первый взгляд. Последнее, в свою очередь, заставляет проанализировать язык софиологии для выделения его внутренних характеристик и ставит исследователя перед вопросом о возможности прочтения по крайней мере некоторых булгаковских тезисов с вынесением их за скобки софиологического контекста, столь дорогого самому их автору.
русское богословие, о. С. Булгаков, софиология, триадология, личность, блж. Августин
  1. Булгаков С., прот. Агнец Божий М., 2000.
  2. Булгаков С., прот. Невеста Агнца. М., 2005.
  3. Булгаков С. Н. Сочинения: в 2 т. М., 1993. Т. 1. С. 311–518.
  4. Булгаков С., прот. Труды о Троичности М., 2001.
  5. Булгаков С., прот. Утешитель. М., 2003.
  6. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. М., 2000. Кн. 1.
  7. Соловьев В. С. Россия и Вселенская Церковь М., 1911.
  8. Филарет Московский, свт. Творения. М., 1994.
  9. Фихте. И. Г. Сочинения: в 2 т. СПб., 1993. Т. 1.
  10. Флоренский П., свящ. Столп или утверждение истины. М., 2012.
  11. Хомяков А. С. Сочинения богословские. СПб., 1995.
  12. Augustinus A., s. De Trinitate. URL: http://www.augustinus.it/latino/index.htm (дата обращения: 22.05.2019).
  13. Drobner H. R. Person-Exegese und Christologie bei Augustinus. Leiden, 1986.
  14. Kany R. Augustins Trinitätsdenken. Bilanz, Kritik und Weiterführung der modernen Forschung zu “De Trinitate”. Tübingen, 2007
  15. Régnon Th. de. Etudes de theologie positive sur la Sainte Trinite. Troisieme serie. P., 1893.
Хондзинский Павел Владимирович, протоиерей
Ученая степень: доктор богословия;
Ученое звание: доцент;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, Москва, 127051, Лихов пер., д. 6;
Должность: декан богословского факультета;
ORCID: 0000-0001-9805-045X;
Электронный адрес: paulum@mail.ru.