/
Результат поиска


Феофанов А. М. Учащиеся из духовного сословия в Московском университете. 1755 - 1825 годы // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2007. Вып. 3 (24). С. 42-53.
PDF
Статья посвящена сословному вопросу в Московском университете. В ней затрагиваются проблемы социального состава студенчества Московского университета. Читатель впервые сможет ознакомиться с данными о динамике численности учащихся из духовного сословия в Московском университете и их соотношением с другими социальными группами.
Феофанов Александр Михайлович
Жолобов О. Ф. Поучения Ефрема Сирина в итертекстуальных и композиционных отзвуках оригинальной древнерусской письменности // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2007. Вып. 3 (9). С. 7-13.
PDF
Статья посвящена выявлению и анализу цитат и парафраз из сочинений прп. Ефрема Сирина в оригинальных древнерусских текстах. Речевые формулы и образы, используемые у прп. Ефрема, отражают порой весьма архаический пласт раннехристианской фразеологии, однако они воспроизводятся и переосмысливаются в Сказании о Борисе и Глебе, в Житиях прпп. Феодосия Печерского и Авраамия Смоленского.
Жолобов Олег Феофанович
Феофанов А. М. Ученые степени в Московском университете во второй половине XVIII в. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 4 (41). С. 7-14.
PDF
В статье на основе данных формулярных списков преподавателей и периодических изданий собраны упоминания об ученых степенях в Московском университете с момента основания до введения устава 1804 г. Автор считает, что накопленный опыт стихийного возведения в ученое достоинство, характерный для Московского университета второй половины XVIII в., был учтен и развит при создании в начале XIX в. системы научно-педагогической аттестации.
ученые степени, университет, научно-педагогическая аттестация, преподаватели
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Уровень образованности высшей российской бюрократии второй половины XVIII — первой половины XIX в. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2012. Вып. 1 (44). С. 17-27.
PDF
В статье анализируется образовательный уровень представителей правящей верхушки (политической элиты) России: сенаторов, министров, членов Государственного совета и губернаторов. Сопоставление данных об образовании элиты с данными об образовании русской бюрократии в целом позволяют сделать вывод, что вплоть до середины ХIХ в. представители высшей бюрократии не имели систематического образования, а в целом у российской элиты была слабо развита профессиональная специализация.
элита, бюрократия, образовательный уровень, университеты.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Профессура Московского университета второй половины XVIII — первой четверти XIX // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 1 (50). С. 7-28.
PDF
В статье на основе опубликованных источников и архивных данных анализируется численность и социальный состав профессорской корпорации Московского университета второй половины XVIII — первой четверти XIX в. Изучаются возрастные характеристики, семейное положение, особенности карьерного продвижения, социальный статус (чины и владение недвижимостью, причисление к дворянскому сословию) профессуры; место преподавателей высшей школы в российском обществе между чиновниками, дворянами и интеллигенцией.
профессора, университет, дворянство, карьерное продвижение, социальный статус
1. Andreev A. Ju. Moskovskij universitet v obshhestvennoj i kul'turnoj zhizni Rossii nachala XIX v. (Moscow University in the Public and Cultural Life of Russia in the Begin of XIX Cent.), M., 2000.
2. Andreev A. Ju. (1997) “Professora” (Professors), in Universitet dlja Rossii. Vzgljad na istoriju kul'tury XVIII stoletija, M., 1997, vol. 1, pp. 174–219.
3. Petrov F. A. Formirovanie sistemy universitetskogo obrazovanija v Rossii (Forming of the System of the University Education in Russia), M., 2002, vol. 1–2.
4. Andreev A. Ju. (2001) “Professora” (Professors), in // Universitet dlja Rossii. Moskovskij universitet v Aleksandrovskuju jepohu, M., 2001, vol. 2, pp. 190–232.
5. Volkov V. A., Kulikova M. V. Moskovskie professora XVIII — nachala XX v.: Estestvennye i tehnicheskie nauki (Moscow Professors of XVIII — Begin of XX Cent.: Natural and Technical Sciences), M., 2003.
6. Volkov V. A., Kulikova M. V., Loginov V. S. Moskovskie professora XVIII — nachala XX v. Gumanitarnye i obshhestvennye nauki (Moscow Professors of XVIII — Begin of XX Cent.: Humanitarian and Social Sciences), M., 2006.
7. Andreev A. Ju., Cygankov D. A. (eds). Imperatorskij Moskovskij universitet. 1755–1917: Jenciklopedicheskij slovar' (Emperor’s Moscow University. 1755–1917: Encyclopedia Dictionary), M., 2010.
8. Petrov F. A. Nemeckie professora v Moskovskom universitete (German Professors in the Moscow University), M., 1997.
9. Andreev A. Ju., A. M. Feofanov (eds.). Inostrannye professora rossijskih universitetov (vtoraja polovina XVIII — pervaja tret' XIX v.): Biograficheskij slovar' (Foreign Professors of Russian Universities (2nd Hapf of XVIII — 1st Third of XIX Cent.)), M., 2011.
10. Niks N. N. Moskovskaja professura vo vtoroj polovine XIX — nachale XX veka. Socio- kul'turnyj aspect (Moscow Professors in the 2nd Half of XIX — Begin of XX Cent. Socio-Cultural Aspect), M., 2008.
11. Serdjuckaja O. V. Moskovskij universitet vtoroj poloviny XVIII v. kak gosudarstvennoe uchrezhdenie. Prepodavatel'skaja sluzhba (Moscow University of the 2nd Half of XVIII Cent. as a State Institution. Teacher’s Service), M., 2011.
12. Fundaminskij M. I. (1984) “Social'noe polozhenie uchenyh v Rossii XVIII stoletija” (Social Status of Scientists in Russia in XVIII Cent.), in Nauka i kul'tura Rossii XVIII veka, L., 1984, pp. 52–70.
13. Maurer Trude. (2003) “Novyj podhod k social'noj istorii universiteta: Kollektivnaja biografija professorov” (New Approach to the Social History of University: Collective Biography of Professors), in Iz istorii russkoj intelligencii: Sb. st. k 100-letiju so dnja rozhde- nija V. R. Lejkinoj-Svirskoj, SPb., 2003, p. 287.
14. Feofanov A. M. (2011) “Inostrannye professora rossijskih universitetov vtoroj poloviny XVIII — pervoj treti XIX v.: Opyt kollektivnogo opisanija” (Foreign Professors of Russian Universities (2nd Hapf of XVIII — 1st Third of XIX Cent.)), in Inostrannye professora rossijskih universitetov (vtoraja polovina XVIII — pervaja tret' XIX v.), 2011, pp. 11–24.
15. Popova I. P. (2011) “«Povorotnye punkty» v biografijah i professional'nye kar'ery specialistov“ (“Turning Point” in Biographies and Professional Careers of Specialists), in SOCIS, 2011, vol. 4, pp. 83–84.
16. Kostina T. V. (2007) “Kar'era v universitete, ili Skol'ko let dolzhno byt' professoru: Na materialah Kazanskogo universiteta 1804–1863 godov“ (Careers in University, or How Old a Professor Must Be: by Example of the University of Kazan’ in 1804–1863), in Dialog so vremenem. Al'manah intellektual'noj istorii, M., 2007, vol. 20, pp. 262–269.
17. Volkov V. A., Kulikova M. V. Rossijskaja professura XVIII — nachala XX v. Biologicheskie i mediko-biologicheskie nauki: Biograficheskij slovar' (Russian Professors of XVIII — Begin of XX Cent. Biological and Medic-Biological Sciences: Biographical Dictionary), SPb.: Izd-vo RHGI, 2003.
18. Savelov L. M. (ed.). Moskovskoe dvorjanstvo. Rodoslovnaja kniga dvorjanstva Moskovskoj gubernii. Dvorjanstvo zhalovannoe i vysluzhennoe. A–I. (Moscow Nobility. Genealogy Book of the Nobility of the Moscow Province. Inherited and Served Nobility), M., [1914], vol. 1.
19. F. A. Petrov (ed.) (1997) “«Ne velika chest' byt' v uchenom soslovii» (Iz pis'ma A. A. Prokopovicha-Antonskogo A. I. Turgenevu)” (“It is not Such an Honor to be a Scientist” (from the Letter of A. A. Prokopovich-Antonskiy to A. I. Turgenev)), in Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 8. Istorija, 1997, vol. 2, pp. 108–109.
20. Sushkov N. V. Moskovskij Universitetskij Blagorodnyj pansion i vospitanniki Moskovskogo Universiteta, Gimnazij Ego, Universitetskogo Blagorodnogo Pansiona i Druzheskogo Obshhestva (Noble Boarding School of the Moscow University and Alumni of the Moscow University, Its Noble Boarding School, Its Gymnasium and Friends’ Society), M., 1858.
21. Naumov O. N. (2008) “Geral'dika dvorjanstva Moskovskoj gubernii: novye istochniki” (Armory of the Nobility of the Moscow Province), in Istorija Moskovskogo kraja, M., 2008, vol. 2.
22. Modzalevskij V. L. Malorossijskij rodoslovnik (Book of Genealogy of Malorossia), Kiev, 1914, vol. 4.
23. Russkie pisateli. 1800–1917: Biograficheskij slovar' (Russian Writers. 1800–1917: Biographical Dictionary), M., 1992, vol. 2.
24. Cygankov D. A. (2009) “Tradicii T. N. Granovskogo i formirovanie «moskovskoj shkoly istorikov»: skladyvanie professional'noj nauchnoj sredy v Moskovskom universitete kak problema transfera kul'tur” (Traditions of T. N. Granovskiy and Forming of the “Moscow Historian School”: Developing of the Professional Scientific Sphere in the Moscow University as a Problam of Cultures’ Transfere), in «Byt' russkim po duhu i evropejcem po obrazovaniju». Universitety Rossijskoj imperii v obrazovatel'nom prostranstve Central'noj i Vostochnoj Evropy XVIII–XX v, M., 2009.











Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Образовательный уровень российского генералитета 1812 года // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 4 (53). С. 23-30.
PDF
В статье анализируется образовательный уровень российского генералитета эпохи 1812 г. Сопоставление данных об образовании генералитета с данными об образовании русской элиты в целом позволяют сделать вывод о том, что большинство представителей военной элиты не получили систематического образования.
генералитет, университет, дворянство, образовательный уровень, элита
1. Andrejev A. Yu. Russkie studenty v nemetskih universitetah XVIII — pervoi poloviny XIX veka (Russian students at German universities in in XVIII and first half of XIX centuries). Moscow, 2005.
2. Andrejev A. Yu. 1997. Russkaja literatura, no. 2, pp. 103-123.
3. Besotnosnyj V. M. 1995. Bombardir, no. 1, pp. 27-29.
4. Chichagov P. V. Zapiski («Notes»). Moscow, 2002.
5. Eroshkin N. E. Rossijskoe samoderzhavie (The Russian autocracy). Moscow, 2006. Faizova I. V. «Manifest o volnosty» («Manifesto on the Freedom»). М., 1999.
6. Feofanov A. M. 2011. Vestnik PSTGU II, no. 1 (44), 17-27.
7. Krylov V. M. Kadetskie korpusa i rossjskie kadety (The Cadet Corps and the Russian cadets). Saint Petersburg, 1998.
8. Mironenko S. V. Samoderzhavie i reformy (The autocracy and the reforms). Moscow, 1989.
9. Pintner W. M. 1970. Slavic Review: American Quarterly of Soviet and East European Studies. Vol. 29, no. 29, pp. 429-443.
10. Pisarkova L. F. Gosudarstvennoje upravlenie Rossii (The Russian Government). Moscow, 2007.
11. Shilov D. N. Gosudarstvennye dejateli Rossjskoj imperii (The statesmen of the Russian Empire). Saint Petersburg, 2002.
12. Shilov D. N., Kuzmin Yu. A. Chleny Gosudarstvennogo soveta Rossjskoj imperii, 1801—1906 (The Members of the Council of State of the Russian Empire, 1801-1906). Saint Petersburg, 2007.
13. Troitskij S. M. Russkij absoljutizm i dvorjanstvo v XVIII veke (The Russian autocracy and nobility in the XVIIIth century). Moscow, 1974.
14. Wortman R. Vlastiteli i sudii (The rulers and the judges). Moscow, 2004.
15. Zajonchkovskiy P. A. Pravitelstvennyj apparatsamoderzhavnojRossii v XIX veke (Governmental community of the autocratic Russia in the XIX century). Moscow, 1978.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Военный и статский генералитет Российской империи XVIII века: социальная динамика поколений // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2014. Вып. 4 (59). С. 40-57. DOI: 10.15382/sturII201459.40-57
В статье на основе опубликованных источников и архивных данных анализируется численность и социальный состав российского генералитета XVIII в. Изучаются поколенческие особенности эволюции генеральского корпуса Российской империи, социальное происхождение генералов и уровень их образования. В поколения выделены группы, объединенные общностью двух главных критериев: временем рождения и временем вступления в службу. Под поколением понимается общность людей, объединенная единством социокультурных условий. В данной статье акцент будет сделан на стартовые условия социализации (социальное происхождение, образование). Представители первого поколения начали службу в XVII в., а также в начале правления Петра I и получили генеральские чины в его же царствование. Генералы второго поколения получили генеральские чины лишь с началом следующего периода русской истории — эпохи дворцовых переворотов. Третье поколение вступило в службу в эпоху дворцовых переворотов и достигло генеральских чинов в тот же период или в екатерининское правление. Небольшое количество вступило в службу после 1762 г., и получили чины 1–2 класса при Павле I. Возрастание общей численности генералитета сопряжено с сокращением доли в нем иностранцев и увеличением процента неродовитого дворянства. Недворяне за весь изученный период встречаются только в виде исключения. Доля получивших «регулярное» образование была невысока, но постепенно увеличивалась. В начальном поколении на первом месте по численности находятся представители родов, служивших в высших чинах Московского государства. Во втором поколении появляются дети петровских генералов (более половины состава), также тесно связанных со старой московской аристократией. В третьем поколении доля тех, чьи отцы имели генеральский чин, составляет также чуть более половины. Элита, созданная в ходе петровской модернизации на основе новых, меритократических, принципов, была при этом генетически связана со старой московской знатью. Начиная с правления Екатерины II генеральские чины первых двух высших рангов уже массово получают представители среднего и мелкого служилого дворянства. Для тех, кто не принадлежал по происхождению к служилой элите, своеобразным трамплином для дальнейшей карьеры было военное образование.
генералы, дворянство, карьерное продвижение, социальный статус.
1. Андреев А. Ю. Русские студенты в немецких университетах XVIII — первой половины XIX века. М., 2005.
2. Анисимов М. Ю. Российский дипломат А. П. Бестужев-Рюмин (1693–1766) // Новая и новейшая история. 2005. № 6. С. 175–192.
3. Безотосный В. М. Донской генералитет и атаман Плахов в 1812 году. М., 1999.
4. Водарский Я. Е. Население России в конце XVII – начале XVIII века. М., 1977.
5. Волков С. В. Генералитет Российской империи: Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Т. 1–2. М., 2009.
6. Именной список Ея Императорского Величества Лейб-Кампании чинам 1741–1759 годов // Русский архив. 1880. № 2. С. 3–143.
7. Мангейм К. Проблема поколений // Новое литературное обозрение. 1998. № 2 (30). С. 7–47.
8. Милорадович Г. А. Материалы для истории Пажеского Е.И.В. корпуса 1711–1875. Киев, 1876.
9. Польской С. В. Двор и «придворное общество» в послепетровской России // Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682– 1750). М., 2013. С. 320–368.
10. Феофанов А. М. Российский генералитет XVIII века: социальная динамика поколений // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. 2013. № 4 (14). С. 221–229.
11. Фрейман О. Р. Пажи за 185 лет: Биографии и портреты бывших пажей с 1711 по 1896 г. Фридрихсгамн, 1897.
12. Число крестьянских дворов, находившихся во владении козацкой старшины в половине XVIII // Киевская старина. 1891. Т. 34.
13. Черников С. В. Генералы Елизаветы Петровны // Родина. 2009. № 2. С. 93–96.
14. Черников С. В. Военная элита России 1700–1725 гг.: меритократические и аристократические тенденции в кадровой политике Петра I // Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682–1750). М., 2013. С. 45–62.
15. Шанин Т. История поколений и поколенческая история // Отцы и дети: Поколенческий анализ современной России. М., 2005. С. 17–38.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Духовное сословие и социальная мобильность: феномен «разночинцев» как предмет социальных исследований // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2014. Вып. 5 (60). С. 139-145. DOI: 10.15382/sturII201460.139-145
В статье на основе опубликованных источников и архивных данных (исповедные ведомости, формулярные списки) анализируется понятие «разночинцы» как особой группы, по происхождению связанной с духовенством. «Разночинцы» представляют собой феномен языка и общественного сознания. Понимание разночинцев как образованных простолюдинов («радикальные интеллигенты недворянского происхождения») восходит к Герцену и авторитетом Ленина канонизировано в советской историографии, при этом делался упор на оппозиционность правительству, не-дворянскость, революционный демократизм. В современной историографии разночинцы рассматриваются как социальная группа, находящаяся на стыке основных сословий (дворянства, духовенства, горожан и крестьян). Разночинцы - прежде всего чужаки, маргиналы. В источниках мы видим гораздо более пеструю картину. Самое первое упоминание разночинцев в законодательстве (1701 г.) определяло их методом исключения как лиц, которые не находились под властью церковного ведомства. В исповедных ведомостях к разночинцам могли относить дворян, а также дворовых, крестьян (не вошедших в другие категории сельского населения), ремесленных учеников, купцов. Разночинцы в учебных заведениях определялись по противопоставлению к другой группе учащихся. Для светских (Московский университет) эта группа - дворяне. Для делопроизводства духовных учебных заведений (Киево-Могилянская, Славяно-греко-латинская академии) было характерно противопоставление разночинцев выходцам из духовного сословия, в число же «разночинцев» попадали и дворяне. В результате автор приходит к выводу, что разночинцев нельзя считать неким конкретным социальным слоем. В зависимости от ситуации, места и времени это название присваивалось самым разным категориям населения, и объединяет эти категории лишь одна общая черта - противопоставление другим группам, будь то дворяне, купцы или духовенство.
духовное сословие, разночинцы, социальный слой, социальная мобильность
1. Васильев И. И. Сведения о числе ревизских душ Псковской губернии, числящихся за разными сословиями и учреждениями по переписи 1756 года // Сб. трудов членов Псковского археологического общества за 1896 год. Псков, 1897.
2. Виртшафтер Э. К. Социальные структуры. Разночинцы в Российской империи. М., 2002.
3. Вульфсон Г. Н. Разночинно-демократическое движение в Поволжье и на Урале в годы первой революционной ситуации. Казань, 1974.
4. Ершова Н. А. Приходское духовенство и формирование разночинной интеллигенции в XVIII в. // Проблемы истории высшей школы: Межвузовский сборник. Сыктывкар, 1997. С. 17–25.
5. Живов В. М. Маргинальная культура в России и рождение интеллигенции // Новое литературное обозрение. 1999. № 37. С. 50–55.
6. Лейкина-Свирская В. Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века. М., 1971.
7. Мангилева А. В. Современная историография истории духовного сословия в России XIX — начала ХХ в. // Вестник Екатеринбургской духовной семинарии. 2013. № 1. С. 134–149.
8. Печерская Т. И. Разночинцы шестидесятых годов XIX века. Феномен самосознания в аспекте филологической герменевтики. Новосибирск, 1999.
9. Сидорова И. Б. Положение разночинцев в русском обществе. Канд. дис. Казань, 1982.
10. Феофанов А. М. Учащиеся из духовного сословия в Московском университете. 1755–1825 годы // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2007. Вып. 3 (24). С. 42–53.
11. Штранге М. М. Демократическая интеллигенция в России в XVIII в. М., 1965.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Выходцы из духовного сословия в элите Российской империи (XVIII - первая четверть XIX в.) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 1 (62). С. 52-61. DOI: 10.15382/sturII201562.52-61
В статье анализируются механизмы вхождения лиц из духовного сословия в элиту Российской империи XVIII - первой четверти XIX в. Под «элитой» в данной статье подразумевается военный и статский «генералитет», к которому относятся чины 1-5 класса по Табели о рангах. В результате видно крайне малое число выходцев из духовного сословия в элите Российской империи. Что же мешало продвижению по службе выходцам из духовенства? Автор обращает внимание на переоцененное значение Табели о рангах и системы чинопроизводства как социального лифта для лиц неблагородного происхождения, а также выделяет инерцию допетровского местничества. Система матримониальных связей и покровительства родственникам, подкрепленная экономической мощью, основанной на крупной земельной собственности, позволила боярской аристократии получить сильные позиции в новой элите во время петровских реформ, закрепив их пожалованием высших чинов Табели о рангах. Поэтому выходцам из духовенства, как и из других неблагородных сословий, было достаточно трудно достичь высоких чинов. Кроме того, выходу талантливым семинаристам из синодального ведомства на гражданскую службу противилось и духовное начальство, заботившееся о кадрах для преподавательской и управленческой деятельности в церковных структурах. Из анализа приведенных данных видно, что одним из решающих факторов вертикальной социальной мобильности для выходцев из духовного звания являлся механизм патроната. Многие из семинаристов по выходе из синодального ведомства поступали на статскую службу, но из семи приведенных случаев три связаны с военной службой. Все пользовались покровительством сильных мира сего, часто служа адъютантами, секретарями, правителями канцелярий у генералов и вельмож. Сдерживающих факторов было два: неприятие поповичей аристократией (ярко выраженное в «Записке о древней и новой России» Н. М. Карамзина) и сословная корпоративность церковного управления и образования, а в целом и замкнутость духовного сословия синодального периода.
духовное сословие, элита, генералитет, социальная мобильность
1. Афанасьев М. Н. Клиентелизм и российская государственность. М., 2000.
2. Данилевский Р. Ю. Попов Василий Степанович // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 2. СПб., 1999. С. 467.
3. Дёмкин А. В. Лейб-компания императрицы Елизаветы Петровны. (1741–1762 гг.). М., 2009.
4. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.
5. Знаменский П. В. Духовные школы в России до реформы 1808 г. СПб., 2001.
6. Кочеткова Н. Д. Павловский Лев // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 2. СПб., 1999. С. 398.
7. Мироненко С. В. Самодержавие и реформы: Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.
8. Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII — начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 2003.
9. Моисеева Г. Н. Аврамов Михаил Петрович // Словарь русских писателей XVIII в. Вып. 1. Л., 1988. С. 20.
10. Панчулидзев С. А. Сборник биографий кавалергардов. Кн. 1 (1724–1762). СПб., 1901.
11. Писарькова Л. Ф. Государственное управление России с конца XVII до конца XVIII века: Эволюция бюрократической системы. М., 2007.
12. Платон (Левшин), митрополит. Автобиография. М., 1887.
13. Польской С. В. Двор и «придворное общество» в послепетровской России // Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682–1750). М., 2013. С. 320–368.
14. Правящая элита Русского государства IX — начала XVIII в.: (очерки истории) / Кол. авт. СПб., 2006.
15. Серков А. И. Русское масонство. 1731–2000 гг.: Энциклопедический словарь. М., 2001.
16. Серов Д. О. Администрация Петра I. М., 2008.
17. Смирнов С. К. История Московской Славяно-греко-латинской академии. М., 1885.
18. Томсинов В. А. Сперанский. М., 2006.
19. Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. Формирование бюрократии. М., 1974.
20. Травников С. Н. Анненский Николай Ильич // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 1. С. 43.
21. Уортман Р. С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России. М., 2004.
22. Феофанов А. М. Военный и статский генералитет Российской империи XVIII века: социальная динамика поколений // Вестник ПСТГУ. Серия II. 2014. № 4 (59). С. 40–57.
23. Фролов Е. В., Фролова Э. В. Ковровский край пушкинской поры. Ковров, 1999.
24. Хорунженко О.И. Дворянские дипломы XVIII века в России. М., 1999.
25. Шабанов Л. В., Малинников М. В. Фаворитизм как фактор формирования традиции российского государственного управления (на примере сановников XVIII — начала XIX в.) // Вестник Томского государственного университета. История. 2012. № 3. С. 10.
26. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802–1917: Биобиблиографический справочник. СПб., 2002.
27. Шилов Д. Н., Кузьмин Ю. А. Члены Государственного совета Российской империи, 1801–1906: Биобиблиографический справочник. СПб., 2007.
28. Эррен Л. Российское дворянство XVIII века на службе и в поместье // Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века. М., 2012. С. 59.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Социальная мобильность дворянства Российской империи XVIII в.: на примере послепетровского поколения // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 4 (65). С. 50-57. DOI: 10.15382/sturII201565.50-57
В статье на основе опубликованных источников и архивных данных анализируются особенности рекрутирования российской элиты XVIII в. Изучаются механизмы социальной мобильности дворянства Российской империи, особое внимание уделено такому социальному лифту, как образование. Под поколением понимается общность людей, объединенных единством социокультурных условий, в данной статье акцент будет сделан на стартовые условия социализации (социальное происхождение, образование). Более высокий процент неграмотных среди недорослей сравнительно с грамотностью офицерского корпуса объясняется тем, что не все из них становились офицерами. Часть выходила в отставку из-за различных болезней, будучи не годными к военной службе. Многие поступившие на службу из-за неграмотности и бедности не могли получить даже первый офицерский чин. Уровень грамотности дворян, несмотря на усилия государства, оставался крайне низким. Образование не являлось ценностью в глазах значительной части шляхетства, и правительству приходилось силой заставлять представителей благородного сословия обучать своих отпрысков минимальным навыкам письма и счета, а также принудительно отправлять недорослей в государственные образовательные учреждения. Более половины генералов были детьми чиновной верхушки, аристократии, связаны родственными узами с царствующим домом либо получили чины благодаря «случаю». Представители же «дворянского пролетариата», лишенные дополнительных возможностей для карьерного роста, кроме своей беспорочной службы, не всегда могли рассчитывать даже на обер-офицерские чины.
генералитет, офицеры, шляхетство, карьерные механизмы, социальная мобильность
1. Калашников Г. В. Офицерский корпус русской армии в 1725–1745 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. СПб., 1999.
2. Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. 2. СПб., 1886.
3. Милорадович Г. А. Материалы для истории Пажеского Его Императорского Величества корпуса. 1711–1875 гг. Киев, 1876;
4. Общий морской список. Ч. 2. СПб., 1885.
5. Петрухинцев Н. Н. Внутренняя политика Анны Иоанновны (1730–1740). М., 2014.
6. Семевский В. И. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II. Т. 2.СПб., 1903.
7. Фаизова И. В. «Манифест о вольности» и служба дворянства в XVIII столетии. М., 1999.
8. Фрейман О. Р. Пажи за 185 лет: Биографии и портреты бывших пажей (1711–1896). Фридрихсгамн, 1897.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Воспитанники Благородного пансиона в 1792 году // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2016. Вып. 4 (71). С. 53-57. DOI: 10.15382/sturII201671.53-57
В статье на основе анализа списка учеников Благородного пансиона 1792 г. реконструируется численность, социальный статус и карьерные достижения воспитанников Московского университетского пансиона. Несмотря на то что пансион именовался Благородным и был предназначен для дворян, из общего списка далеко не все принадлежали к цвету этого сословия, хотя представители аристократии, безусловно, встречались. Благодаря новому источнику удалось уточнить сведения об образовании генералов эпохи 1812 г. Автор приходит к выводу, что эвристические возможности данного документа требуют привлечения новых источников, в том числе и архивных, для создания синтетического знания.
Благородный пансион, дворянство, генералитет, карьерные механизмы, социальная мобильность.
1. Безотосный В. М. Закаленные эпохой: Российский генералитет Александра I. М., 2015.
2. Лонгинов М. Н. Воспоминания о Московском университетском пансионе Н. В. Сушкова. М., 1858.
3. Отечественная война 1812 года: Энциклопедия. М.: Российская политическая энциклопедия, 2004.
4. Отечественная война 1812 года: Биографический словарь. М.: Росвоенцентр; Кучково поле; Росспэн, 2011.
5. Пономарева В. В., Хорошилова Л. Б. Университетский Благородный пансион. 1779–1830. М., 2006.
6. Феофанов А. М. Образовательный уровень российского генералитета 1812 года // Вестник ПСТГУ. Сер. II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. № 4(53). С. 23–30.
Феофанов Александр Михайлович
Феофанов А. М. Предпочтения в получении образования российского дворянства: на примере генералитета второй половины XVIII – первой четверти XIX века // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2017. Вып. 77. С. 66-77. DOI: 10.15382/sturII201777.66-77
В статье на примере генералитета второй половины XVIII – первой четверти XIX века анализируются предпочтения в получении образования российского дворянства. Автор приходит к выводу, что постепенно возрастает интерес к получению западного образования, в том числе и у рядового дворянства. Впрочем, дороговизна и отсутствие прямых преимуществ для службы (в отличие от кадетских корпусов), делает заграничное обучение менее привлекательным для массы служилого дворянства, в то время как возможность получить воспитание в Сухопутном и Артиллерийском корпусах пользуется стабильно высоким интересом. Дети рядового дворянства гораздо чаще получали образование в российских учебных заведениях (прежде всего в Сухопутном шляхетном корпусе), чем за границей. Для детей элиты видно обратное: заграничное обучение на первом месте, из российских образовательных учреждений предпочтение отдается Пажескому корпусу и артиллерийским учреждениям. Если Петр I заставлял дворян получать знания, рассматривая обучение как государственную службу, то в период дворцовых переворотов настало некоторое «расслабление» благородного сословия, которое, получив возможность не служить, также не желает и образовывать себя в казенных учебных заведениях, а предпочитает домашнее воспитание. Век Просвещения порождает моду на европейскую культуру и учебу за границей, но далеко не все (даже дворяне) в состоянии себе это позволить. Тем не менее, число людей, получивших высшее университетское образование за границей или в России, понемногу растет. Так происходит культурно-духовное воспроизводство верхнего слоя общества
образование, элита, генералитет, шляхетство, карьерные механизмы, социальная мобильность, кадетские корпуса
  1. Кусбер Ян. Какие знания нужны дворянину для жизни? Провинциальные и столичные воспитательные дискурсы второй половины XVIII и начала XIX века // Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С. 269–291.
  2. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802–1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2002
  3. Шилов Д. Н., Кузьмин Ю. А. Члены Государственного совета Российской империи, 1801–1906: Биобиблиографический справочник. СПб., 2007.
  4. Fedyukin I., Gabdrakhmanov S. Cultural capital in an early modern elite school: The Noble Cadet Corps in St Petersburg, 1732–1762 // Journal of Interdisciplinary History. 2016. Vol. 46. No. 4. P. 485–516.
Феофанов Александр Михайлович
Ученая степень: кандидат исторических наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, 115184, Москва, ул. Новокузнецкая, дом 23б; доцент кафедры истории России;
ORCID: 0000-0001-7180-0927;
Электронный адрес: aleksandr-feofanov@yandex.ru.
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 17-31-01010 «Образование как социальный лифт в России XVIII века: межпоколенная социальная мобильность учащихся Академии наук»
Феофанов А. М. Воспроизводство элиты и Академическая гимназия 1724-1765 гг. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2018. Вып. 83. С. 59-67. DOI: 10.15382/sturII201883.59-67
В статье на примере карьерных и образовательных траекторий воспитанников Академической гимназии исследуется образование как социальный лифт для понимания того, в какой мере воспитанники гимназии пополнилиобразованную элиту Российской империи. Вопрос о воспроизводстве элиты Российской империи XVIII в. связан с изучением межпоколенной социальной мобильности. Эта проблема рассмотрена в статье на примере изменения социального состава и карьерных стратегий учеников Академической гимназии. Всего известно около двух тысяч человек, поступивших в гимназию Академии наук с 1726 по 1765 г. У 424 человек из них установлено дворянское происхождение, что составляет 21% от общей численности гимназистов. Детей генералитета (I–V классов по Табели о рангах) и высшей знати среди общего числа дворян было 72 человека (17% от установленного числа учеников-дворян). Вероятность пополнить элитную верхушку Российской империи у рядового дворянства была в шесть раз меньше, чем у детей самой этой элиты, если речь идет о первых пяти классах Табели о рангах, и в семь раз менее — если о первых трех рангах. Шансы же недворян попасть в чиновную элиту составляли доли процента, при этом иногда именно деятельность в сфере науки и искусства открывала возможности для карьерного роста. Автор приходит к выводу, что для неродовитых и небогатых дворян гимназия Академии наук стала первой ступенькой на пути к получению высших чинов Российской империи. Полученные в ней образование, знание языков и усвоение общей культуры, без сомнения, послужили важным, если не ключевым, фактором социализации и стали залогом успешной карьеры.
образование, элита, генералитет, шляхетство, карьерные механизмы, социальная мобильность, гимназия Академии наук
  1. Костина Т. В. Подготовка элит Российской Империи в учебных заведениях Академии наук (1726–1805) // Актуальное прошлое: взаимодействие и баланс интересов Академии наук и российского государства в XVIII — начале XX в. Очерки истории: В 2 кн. / И. В. Тункина, сост., отв. ред. СПб., 2016. Кн. I. C. 207–302.
  2. Кусбер Ян. Какие знания нужны дворянину для жизни? Провинциальные и столичные воспитательные дискурсы второй половины XVIII и начала XIX века // Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С. 269–291.
  3. «Скаски» елизаветинской России: Опрос сановников, сотрудников госучреждений, придворных при дворе Елизаветы Петровны, 1754–1756 гг. // Российский архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. М., 2007. Т. XV. С. 64–168.
  4. Степанов В. П. Козьмин // Словарь русских писателей XVIII века. Вып. 2. СПб., 1999. С. 102.
  5. Fedyukin I., Gabdrakhmanov S. Cultural capital in an early modern elite school: The Noble Cadet Corps in St Petersburg, 1732–1762 // Journal of Interdisciplinary History. 2016. Vol. 46. No. 4. P. 485–516.
Феофанов Александр Михайлович
Ученая степень: кандидат исторических наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, 115184, Москва, ул. Новокузнецкая, дом 23б; доцент кафедры истории России;
Должность: доцент кафедры историии России;
ORCID: 0000-0001-7180-0927;
Электронный адрес: aleksandr-feofanov@yandex.ru.
Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 17-31-01010 «Образование как социальный лифт в России XVIII века: межпоколенная социальная мобильность учащихся Академии наук».
Феофанов А. М. Флотские линейные офицеры – воспитанники российских военно-морских учебных заведений второй трети XVIII в. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2019. Вып. 86. С. 81-96. DOI: 10.15382/sturII201986.81-96
Статья посвящена коллективному портрету выпускников морских военно-учебных заведений России в XVIII в. В основе ее лежит анализ биографических данных, собранных в ходе подготовки словаря, посвященного морским офицерам, куда вошли сведения о годах их жизни, местах рождения и смерти, времени их обучения в морских военно-учебных заведениях, душевладении, краткие справки о службе, а также указания на источники составления указателя. Для составления данного справочника был использован обширный пласт документов: послужные и формулярные списки, делопроизводственные материалы, списки чинов, материалы периодики и справочники по генеалогии дворянства. Неопубликованные документы по этой теме сохранились в фондах петербургских Российского военно-морского архива и Российского государственного исторического архива, а также московских Российского государственного архива древних актов и Российского государственного военно-исторического архива. Предметом анализа послужили просопографические данные о морских офицерах России, служивших на флоте в XVIII в., но не обо всех. Прежде всего это лица, получившие образование в российских военно-морских учебных заведениях (Московская навигацкая школа, Санкт-Петербургская морская академия, Морской шляхетный кадетский корпус) и продолжившие службу на флоте в линейных чинах, исключая морских артиллеристов. В качестве хронологических рамок для анализа были выбраны 1731–1761 гг. — годы поступления в указанные учебные заведения. Малое число крупных помещиков и преобладание служилой мелкоты свидетельствовало о непрестижности морской службы среди российского дворянства. Достаточно высокий процент получивших генеральские чины, учитывая специфику морской службы, свидетельствует об этом же.
морские офицеры, элита, генералитет, шляхетство, карьерные механизмы, социальная мобильность, Морской кадетский корпус
  1. Веселаго Ф. Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет. СПб., 1852.
  2. Семевский В. И. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II. Т. 2. СПб., 1903.
  3. «Скаски» елизаветинской России: (Опрос сановников, сотрудников госучреждений, придворных при дворе Елизаветы Петровны, 1754–1756 гг.) // Российский архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв.: Альманах. М., 2007. Т. XV. С. 64–168.
  4. Фаизова И. В. «Манифест о вольности» и служба дворянства в XVIII столетии. М., 1999.
  5. Федюкин И. И. Граф А. И. Остерман и проект реформирования Морской академии // «Регулярная академия учреждена будет…»: Образовательные проекты в России первой половине XVIII века. М., 2015. С. 176–218.
  6. Шепукова Н. М. Об изменении душевладения помещиков Европейской. России в первой четверти XVIII — первой половине XIX в. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1963. Вильнюс, 1964. С. 402–419.
Феофанов Александр Михайлович
Ученая степень: кандидат исторических наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет; Российская Федерация, 115184, Москва, ул. Новокузнецкая, дом 23б; доцент кафедры истории России;
Должность: доцент кафедры историии России;
ORCID: 0000-0001-7180-0927;
Электронный адрес: aleksandr-feofanov@yandex.ru.
Статья подготовлена при поддержке Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ.