/
Результат поиска


Пылаев М. А. Феноменология молитвы: примитивная молитва // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2008. Вып. 2 (22). С. 45-59.
PDF
Ставя вопрос о феноменологическом описании сущности молитвы, о ноэматических законах, управляющих религиозным актом, автор статьи пытается реконструировать типы религиозной интенциональности на материале примитивной молитвы, а также рассмотреть вариативность трансцендирования как выражения сущности молитвы, используя свидетельства истории религий. В качестве объекта изучения выступает молитва гомерова эпоса, темпоральная теория сознания у Шри Ауробиндо, а также концепция древнеегипетской имплицитной теологии. Базовой методологической моделью анализа примитивной молитвы будет служить в первую очередь теория религиозного акта и коррелятивного ему предмета Шелера, а также использование феноменологической установки Рудольфом Отто.
Пылаев Максим Александрович
Пылаев М. А. Концепции понимания священного в феноменологии религии (Г. ван дер Леу, Й. Вах) // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2008. Вып. 4 (24). С. 84-102.
PDF
В статье рассматривается понимание священного, представленное в концепциях классиков феноменологии религии: Г. ван дер Леу и Й. Ваха. Автор детально рассматривает предложенную ими методологию изучения религиозных феноменов. Существенное место в работе занимает анализ данной методологии с точки зрения ее философских истоков и ее актуальности для теологии, философии религии, религиоведения.
священное, понимание, истолкование, ἐποχή, религиозный опыт, религиозное сознание
Пылаев Максим Александрович
Пылаев М. А. Философская феноменология священного К. Хеммерле // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2009. Вып. 4 (28). С. 29-43.
PDF
Наряду с феноменологией религии и во многом независимо от нее, во второй половине XX в. рождается новое направление католической фундаментально теологической мысли —философская феноменология священного. Своим существованием она обязана проекту феноменологической онтологии М. Хайдеггера. Наиболее глубокой разработке проблематика философской феноменологии священного подверглась в творчестве немецкого католического мыслителя К. Хеммерле. Описанное им позволяющее (lassenden) мышление открывает новые горизонты в тематизации священного.
«позволяющее» мышление, тайна, священное, трансценденция, диалог, М. Хайдеггер, Б. Вельте, К. Хеммерле.
Пылаев Максим Александрович
Пылаев М. А. Философия религии в феноменологии религии Рудольфа Отто // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2011. Вып. 6 (38). С. 59-74.
PDF
Статья посвящена философскому измерению работы «Священное» Рудольфа Отто. Автора интересует трансформация кантовской философии у Я. Ф. Фриза и последующее преломление кантианства и фризианства в «Священном» Отто. Предметом исследования также является философско-феноменологическое прочтение дескриптивных разделов «Священного», открывающих моменты нуминозного.
Р. Отто, Я. Ф. Фриз, И. Кант, М. Шелер, феноменология религии, священное, нуминозное
Пылаев Максим Александрович
Пылаев М. А., Морозова Е. С. Философская теология Ф. Шлейермахера // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2015. Вып. 1 (57). С. 56-68. DOI: 10.15382/sturI201557.56-68
В статье рассматриваются два этапа философско-теологического творчества Шлейермахера. Первый, связанный с «Речами о религии» (1799), и второй - с «Введением в вероучение» (1822) в контексте развития европейской философской и богословской мысли Нового времени и XX века. Устанавливаются истоки концепции Шлейермахера и ее влияние на последующую богословскую мысль. На первом этапе Шлейермахер понимает религию как «чувство и вкус к бесконечному», при этом авторы исключают как субъективистскую и психологическую, так и пантеистическую и детерминистскую интерпретации этого опыта безусловного. С их точки зрения, Шлейермахер, подобно К. Барту, стремится сохранить за религией и Откровением собственную уникальную сферу. У автора «Речей о религии» и в имплицитной, и в эксплицитной форме можно встретить все основные элементы философского дискурса священного. На втором этапе Шлейермахер использует понятие более точное, чем чувство: «непосредственное самосознание». Авторы анализируют представления Шлейермахера о структуре и развитии самосознания человека. Высшей ступенью становления самосознания становится благочестие. Благочестивое сознание становится материей для догматических положений. Авторы анализируют конкретные формы генезиса догматических положений лютеранского вероучения у Шлейермахера. Они полагают, что его догматика успешно справляется с задачей выразить керигму, сохраняя ее нередуцируемость; ассимилируя достижения современной ему философии, она сохраняет неповторимый облик христианского вероучения.
Шлейермахер, философская теология, чувство зависимости, священное, благочестие, самосознание, доматика
1. Барт К. Церковная догматика. М., 2007. Т. 1.
2. Тиллих П. Систематическое богословие. СПб., 1998. Т. 1.
3. Barth K. Die protestantische Theologie im 19. Jahrhundert, Zürich, 1994.
4. Moretto G. Das Heilige im Denken, Münster, 2005.
5. Pannenberg W. Problemgeschichte der neueren evangelischen Theologie in Deutschland, Göttingen, 1997.
Пылаев Максим Александрович
Морозова Екатерина Сергеевна
Пылаев М. А. Философия и теология в «неоортодоксии» Карла Барта // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2016. Вып. 6 (68). С. 26-40. DOI: 10.15382/sturI201668.26-40
В предложенной статье исследуется концепция Слова Бога в теоцентристской теологии К. Барта, а также теология раннего К. Барта времени второго издания «Послания к Римлянам» в аспекте их фундированности философией. Автор сопоставляет блок философско-теологических тем, таких как теория темпоральности, диалектика, концепция начала (Ursprung) и другие, внутри типов философских дискурсов, использованных К. Бартом (платонизма, неокантианства, экзистенциализма, схоластики, феноменологической философии и других) с его теологией. В статье дается краткая реконструкция теологии Слова Бога у К. Барта в двух ее взаимодополняющих проекциях, как они представлены в «Эскизе христианской догматики» и в «Церковной догматике». В ходе изложения читатель также знакомится и с третьей проекцией концепции Слова Бога у К. Барта в момент ее генезиса в книге «Fides quaerens intellectum». В статье апробируется гипотеза о том, что и второе издание «Послания к Римлянам», и «Fides quaerens intellectum», и «Эскиз христианской догматики» вместе с «Церковной догматикой» эксплицируют ту форму христианской теологии, которая, впитывая в себя прежде всего важнейшие достижения философии ΧΙΧ–ΧΧ вв., тем не менее пытается оставаться свободной от них. Используя различные формы философских дискурсов, К. Барт реализует свою собственную задачу построить христианскую теологию вне метафизики, истории и человеческой экзистенции.
К. Барт, Слово Бога, Откровение, теология, диалектика, время, экзистенциализм, схоластика, феноменология, философия
1. Assman Ia. Egipet: teologiia i blagochestie drevnei tsivilizatsii. Moscow, 1999.
2. Bart K. Poslanie k Rimlianam. Moscow, 2005.
3. Bart K. Tserkovnaia dogmatika. Moscow, 2011. T. 1, 2.
4. Bol'nov O. Filosofiia ekzistentsializma. Moscow, 1999.
5. Frank S. L. Sochineniia. Moscow, 1990.
6. Khaidegger M. Vremia i bytie. Moscow, 1993.
7. Iaspers K. Filosofiia. Moscow, 2012. T. 2.
8. Adriaanse H. J. Zu den Sachen selbst. Gravenhage, 1974.
9. Balthasar H. U. Karl Barth. Darstellung und Deutung seiner Theologie. Einsiedeln, 1976.
10. Barth K. Die christliche Dogmatik im Entwurf. Zurich, 1982. Bd. 1.
11. Barth K. Die kirchlische Dogmatik. Munchen, 1932. Bd. 1.
12. Barth K. Die protestantische Theologie im 19. Jahrhundert. Zurich, 1994.
13. Barth K. Fides quaerens intellectum. Zurich, 1931.
14. Beintker M. Die Dialektik in der «dialektischen Theologie» Karl Barths. Munchen, 1987.
15. Casper B., Hemmerle K., Hunermann P. Besinnung auf das Heilige. W., 1966.
16. Heidegger M. Sein und Zeit. Tubingen, 2006.
17. Jungel E. Barth-Studien. Zurich, 1982.
18. Kung H. Rechtfertigung. Die Lehre Karl Barths und eine katholische Besinnung. Einsiedeln, 1957.
19. Lohmann J. F. Karl Barth und der Neukantianismus. B., 1995.
20. Pannenberg W. Problemgeschichte der neuren evangelischen Theologie in Deutschland. Gottingen, 1997.
Пылаев Максим Александрович
Ученая степень: доктор философских наук;
Место работы: профессор Учебно-научного центра изучения религии РГГУ; ПСТГУ;
Электронный адрес: emIL: maximpylajew@mail.ru.
Пылаев М. А. Пролегомены ко всякому будущему религиоведению, могущему возникнуть в качестве христианского религиоведения // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2018. Вып. 80. С. 119-126. DOI: 10.15382/sturI201880.119-126
Предмет обсуждения статьи — возможность построения конфессионально ориентированного религиоведения. Предложенная тема обсуждается на материале исследований Т. С. Самариной, в частности, ее работы «Дизайнерский проект феноменологического понимания религии: компаративистика Ф. Макс Мюллера»1. Автор высказывает ряд критических замечаний по отношению к научной методологии, которую использует в своей статье Т. С. Самарина. В частности, он обращает внимание на то, что происходит подмена дискурсов. Т. С. Самарина стремится выдать религиозно-философское мышление основателя религиоведения М. Мюллера за его науку о религии. Кроме того, приведенная критериология феноменологии религии не является необходимой и достаточной для определения ее специфики. Наконец Т. С. Самарина радикально переосмысляет как отечественную, так и зарубежную традицию интерпретации феноменологии религии. В статье предлагается к рассмотрению собственное понимание автором концептуальной природы феноменологии религии. В первую очередь эта наука связана с дискуссией о священном. В ее рамках происходит соединение несоединимого: философии, теологии и религиоведения, идеальной религии, эмпирической религии и конфессиональной веры. Феноменология религии, по всей видимости, была призвана преодолеть недостатки только философского, только теологического или только религиоведческого исследования религии. Итогом генезиса феноменологии религии стало ее отделение от религиоведения. Автор статьи полагает, что размежевание философии религии, включая феноменологию религии, с религиоведением неизбежно.
феноменология религии, религиоведение, М. Мюллер, конфессионально ориентированное религиоведение, теология
  1. Винокуров В. В. Введение в феноменологию религии. М., 2010.
  2. Гегель Г. Философия религии. М., 1975.
  3. Забияко А. П. Категория святости. Сравнительное исследование лингворелигиозных традиций. М., 1998.
  4. Красников А. Н. Методология классического религиоведения. Благовещенск, 2004.
  5. Пылаев М. А. Категория «священное» в феноменологии религии, теологии и философии ХХ века. М., 2011.
  6. Тиллих П. Систематическое богословие. СПб., 1998. Т. 1–2.
  7. Gantke W. Der umstrittene Begriff des Heiligen. Eine problemorientierte religionswissenschaftliche Untersuchung. Marburg, 1998.
  8. Kehnscherper J. Theologisch-philosophische Aspekte der religionsphänomenologischen Methode des Gerardus van der Leeuw. Frankfurt am Main, 1998.
  9. Sderblom N., Heiler F. Briefwechsel. 1909–1931. Paderborn, 1981.
Пылаев Максим Александрович
Ученая степень: доктор философских наук;
Ученое звание: доцент;
Место работы: Российский государственный гуманитарный университет, 125993, Российская Федерация, ГСП-3, г. Москва, Миусская площадь, д. 6;
Должность: профессор;
ORCID: 0000-0003-0110-8366;
Электронный адрес: maximpylajew@mail.ru.
Пылаев М. А. Моральная религия в религиозной философии Л. Н. Толстого и либеральной теологии В. Германа // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2019. Вып. 82. С. 53-62. DOI: 10.15382/sturI201982.53-62
Статья призвана познакомить с метаморфозами кантианской этической мысли в теологической этике одного из крупнейших либеральных теологов — В. Германа — и в художественном теоретизировании религии у Л. Н. Толстого. Основной тезис автора состоит в том, что христианство (религия в целом) в рамках религиозно-философского и теологического мышления в постпросвещенческую эпоху не в состоянии эксплицировать свою сущность без обращения к этической проблематике. Герману, безусловно, удалось предложить развернутую теологическую интерпретацию этического обоснования религии Канта. Теолог связал бытие морального закона с исторической формой Откровения в личностном существовании ее носителя. Благодаря концепции религии Ф. Шлейермахера, Герман проанализировал функционирование морального закона в этическом образе мыслей эмпирического субъекта в таких понятиях, как «вера», «прощение», «любовь», «спасение». Предложив исключительно моральную трактовку керигмы, Герман сделал ее понятной для сво- их современников, при сохранении уникальности христианского благовестия. У Германа моральный закон превращается в религию только через носителя Откровения, а именно нравственную личность. Если Шлейермахер объединяет трансцендентализм и психологизм (как писал об этом В. Дильтей) в концепции эмпирического религиозного чувства, то Герман соединяет трансцендентализм (идея безусловного морального закона Канта) с историческим Откровением в Иисусе Христе. Вера в подобную личность становится началом новой (то есть религиозной) жизни. Кантианское понимание религии переплетается в творчестве Л. Толстого, с одной стороны, с дискурсом, близким экзистенциально-философскому, а с другой — с интерпретацией христианской этики в качестве этики любви к ближнему через идею абсолютного непротивления злу насилием. Тем самым проблема этического обоснования религии выходит за пределы не только христианского сознания, но и за рамки философии, чья сущность определяется немецким идеализмом. Этическое объяснение религии у Толстого предполагает когерентность как разным типам религиозности, так и разным формам философии. Другими словами, подтверждает тезис о неисчерпаемых эвристических возможностях эксплицирования религиозного сознания посредством нравственных категорий.
мораль, естественная религия, либеральная теология, свобода, самосознание, экзистенция, пограничная ситуация, христианство
  1. Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика. М., 2000.
  2. Зеньковский В. В. История русской философии. Ленинград, 1991. Т. 1. Ч. 2.
  3. Керенский В. А. Школа ричлианского богословия в лютеранстве // Гарнак А. Церковь и государство вплоть до установления государственной церкви. Монашество, его идеалы и его история. СПб., 2016.
  4. Кант И. Критика практического разума // Сочинения: в 6 т. Т. 4. Ч. 1. М., 1965.
  5. Кант И. Религия в пределах только разума // Трактаты. СПб., 1996.
  6. Мережковский Д. С. Л. Толстой и Достоевский. М., 1995.
  7. Сравнительное богословие: немецкий протестантизм XX века. М., 2011.
  8. Толстой Л. Н. Путь жизни. М., 1993.
  9. Толстой Л. Н. Смерть Ивана Ильича // Собрание сочинений: в 20 т. М., 1981. Т. 12.
  10. Толстой Л. Н. Исповедь // Собрание сочинений: в 20 т. М., 1983. Т. 16.
  11. Толстой Л. Н. Отец Сергий // Собрание сочинений: в 20 т. М., 1981. Т. 12.
  12. Флоровский Г. Пути русского богословия. Париж, 1937.
  13. Herrmann W. Ethik. Tübingen, 1904.
  14. Pannenberg W. Problemgeschichte der neuren evangelischen Theologie in Deutschland. Göttingen, 1997.
Пылаев Максим Александрович
Ученая степень: доктор философских наук;
Ученое звание: доцент;
Место работы: Российский государственный гуманитарный университет, 125993, Российская Федерация, ГСП-3, г. Москва, Миусская площадь, д. 6;
Должность: профессор;
ORCID: 0000-0003-0110-8366;
Электронный адрес: maximpylajew@mail.ru.