/
Результат поиска


Нестерова О. Е. Ориген о роли и месте толкователя Священного Писания: мудрый толкователь — учитель учителей или ученик учеников? // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2012. Вып. 2 (28). С. 57-73.
PDF
Оригена Александрийского, великого христианского богослова и толкователя Библии, справедливо считают горячим поборником аллегорического метода экзегезы. Противники Оригена критиковали этот метод как произвольный и основанный на ложной презумпции обладания исключительным знанием потаенного смысла священного текста, вложенного туда его Божественным Автором. Однако правда ли то, что Ориген приписывал себе мудрость, позволявшую ему выступать в роли наставника церковных учителей, обучая последних единственно правильному методу толкования Писаний и обнаружения скрытых в нем истин?
Ориген, библейская экзегеза, отцы Церкви
Нестерова Ольга Евгеньевна
Нестерова О. Е. Опыт адаптации оригеновского учения о трех смыслах Писания в гомилетических сочинениях свт. Амвросия Медиоланского // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2012. Вып. 3 (29). С. 18-31.
PDF
В статье рассматривается проблема рецепции у свт. Амвросия Медиоланского оригеновского принципа выведения трех смыслов Св. Писания. Хотя свт. Амвросий смешивает оригеновскую трихотомию смыслов с известными триадическими моделями, описывающими соотношение частей философии, это не мешает ему систематически применять на практике предложенный Оригеном метод последовательного изъяснения морального и мистического смысла библейских текстов.
библейская экзегеза, свт. Амвросий Медиоланский, Ориген, Филон Александрийский
Нестерова Ольга Евгеньевна
Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть первая: Критика валентинианской доктрины о трех расах людей у Климента Александрийского // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2013. Вып. 4 (34). С. 74-92.
PDF
Оригена справедливо считают основоположником нового метода библейской экзегезы, основанного на различении трех смыслов Писания. В цикле из трех статей, посвященных выяснению теоретических источников и настоящего содержания оригеновского учения о трех смыслах, доказывается, что это методологическое учение было сформулировано Оригеном в контексте полемики с христианскими гностиками-валентинианами. В первой статье рассматривается сотериологическое учение последователей Валентина о трех расах людей, различаемых в соответствии с присущим каждой из этих рас типом знания, и его критика у Климента Александрийского, в свою очередь послужившая отправной точкой для размышлений Оригена на ту же тему. Во второй статье рассматриваются различия в подходе Климента и Оригена к оценке валентинианской трихотомии и привлекаемых для ее обоснования текстов Писания, а также оригеновская трактовка восходящего к ап. Павлу противопоставления «коринфян» и «ефесян», выступающих реципиентами двух родов знания, определяющих содержательные характеристики морального и духовного смыслов Писания у Оригена. В третьей статье демонстрируется, что оригеновская концепция трех смыслов основывалась на специфической интерпретации текстов 1 Кор. 2–3, в которых оппозиция плотско-душевных и духовных христиан поставлена в связь с противопоставлением «молока» и «твердой пищи», символизирующих различные формы учения, адресованного стоящим на разных ступенях духовного развития верующим.
Ориген, Климент Александрийский, валентиниане, библейская экзегеза, учение о трех смыслах Писания, Ориген, Климент Александрийский, валентиниане, библейская экзегеза, учение
1. Afonasin E. A. Shkola Valentina. Fragmenty i svidetel'stva (School of Valentin. Fragments and Evidences), Saint-Petersburg, 2002.
2. Nesterova O. E. 2008 “Problemy interpretacii uchenija Origena o treh smyslah Svjashhennogo Pisanija v sovremennoj nauchnoj literature” (Problems of Interpretation of Origen’s Teaching about Three Senses of Holy Scriptures in Modern Scientific Literature), in Rannehristianskaja i vizantijskaja jekzegetika, Moscow, 2008, pp. 26-67.
3. Danielou J. Origene, Paris, 1948.
4. Kaestli J.-D. 1980 “Valentinisme italien et valentinisme oriental: leurs divergences a propos de la nature du corps de Jesus, in Layton B. (ed.) The Rediscovery of Gnosticism, Leiden, 1980, vol. 1: The School of Valentinus, pp. 391-403.
5. Markschies Ch. Valentinus Gnosticus? Untersuchungen zur valentinianischen Gnosis mit einem Kommentar zu den Fragmenten Valentinus, Tubingen, 1992.
6. Thomassen E. The Spiritual Seed. The School of the «Valentinians», Leiden, Boston, 2008.
7. Crouzel H. et Simonetti M. (eds.) Origene. Traite des Principes, Paris: Les Editions du Cerf, 1978–1984.
8. Pasquier A. 2008 “The Valentinian Exegesis”, in Kannengiesser Ch. (ed.) Handbook of Patristic Exegesis. The Bible in Ancient Christianity, Leiden, Boston, 2008, vol. 1.
9. Quispel G. 2008 “Valentinus and the Gnostikoi”, in Quispel G. Gnostica, Judaica, Catholica: Collected essays of Gilles Quispel, Leiden, 2008, pp. 454-470.
10. Quispel G. 2008 “Presupposes hermeneutiques de la lecture de la Bible juive chez les gnostiques. Etude de quelques procedes exegetiques dans un traite de Nag Hammadi (NH 2, 4)”, in DiTommaso L., Turcescu L. The Reception and interpretation of the Bible in Late antiquity, Leiden, 2008, pp. 369-392.
Нестерова Ольга Евгеньевна
Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть вторая: Методологические импликации оригеновской критики учения валентиниан о гиликах, психиках и пневматиках. «Коринфяне» и «ефесяне» как носители двух типов знания, соо // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2015. Вып. 1 (41). С. 81-102. DOI: 10.15382/sturIII201541.81-102
Оригена справедливо считают основоположником нового метода библейской экзегезы, основанного на различении трех смыслов Писания. В цикле из трех статей, посвященных выяснению теоретических источников и настоящего содержания оригеновского учения о трех смыслах, доказывается, что это методологическое учение было сформулировано Оригеном в контексте полемики с христианскими гностиками-валентинианами. В первой статье1 рассматривалось сотериологическое учение последователей Валентина о трех расах людей, различаемых в соответствии с присущим каждой из этих рас типом знания, и критика этого учения у Климента Александрийского. Во второй статье обсуждаются различия в подходе Климента и Оригена к оценке валентинианской трихотомии и привлекаемых для ее обоснования текстов Писания, а также оригеновская трактовка восходящего к апостолу Павлу противопоставления «коринфян» и «ефесян», олицетворяющих реципиентов двух родов знания - душевного и духовного. Здесь объясняется, почему в системе самого Оригена душевный смысл Писания характеризуется как преимущественно моралистический, а духовный смысл ассоциируется исключительно с познанием тайн эсхатологического будущего и божественной трансцендентности.
Ориген, Климент Александрийский, валентиниане, библейская экзегеза, учение о трех смыслах Писания.
1. Нестерова О. Е. Аллегоризм и гипербуквализм в библейских толкованиях Оригена: парадокс или единство герменевтического метода? // Восток (Oriens). 2009. № 5. С. 5–19.
2. Cocchini F. Il Paolo di Origène: Contributo alla storia della recezione delle epistole Paoline nel III secolo, Roma, 1992.
3. Cumont F. Recherches sur le symbolisme funéraire des Romains, Paris, 1942.
4. Kovacs J. L. 2002 “Servant of Christ and Steward of the Mysteries of God: The Purpose of a Pauline letter according to Origen’s Homilies on 1 Corinthians”, in P. Blowers (et al.) (eds.) In Dominico Eloquio (In Lordly Eloquence): Essays on Patristic Exegesis in Honor of Robert L. Wilken, Grand Rapids, Cambridge, 2002, pp. 147–171.
5. Marrou H.-I. 1948 “Un ange déchu, un ange pourtant...“, in Satan. Études Carmélitaines, Paris, 1948, pp. 28–43.
Нестерова Ольга Евгеньевна
Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть третья: Противопоставление «коринфян» и «ефесян» в отношении к трем ступеням христианского совершенства и трем формам знания, соответствующим трем смыслам Писания // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2015. Вып. 2 (42). С. 44-58. DOI: 10.15382/sturIII201541.44-58
Оригена справедливо считают основоположником нового метода библейской экзегезы, основанного на различении трех смыслов Писания. Цикл из трех статей посвящен выяснению теоретических источников и настоящего содержания этой методологической доктрины. В третьей, заключительной, статье цикла рассматривается вопрос о соотношении оригеновского противопоставления «коринфян» и «ефесян» с изложенным в трактате «О началах» и подкрепленным толкованием отрывка из «Пастыря» Гермы учением о трех типах доктрин, соответствующих трем смыслам Писания. Здесь же формулируются общие выводы, основанные на предшествующем анализе и сводящиеся к утверждению, что, вопреки устоявшемуся в современной научной литературе мнению, оригеновская трехчленная формула, выражающая соотношение трех смыслов Писания и построенная на аналогии с трехчастным делением человека, составленного из тела, души и духа, имела своим источником не саму эту антропологическую аналогию, а специфическую интерпретацию начальных глав Первого послания к Коринфянам, где противопоставление «плотских» и «душевных» христиан более совершенным «духовным» христианам тесно переплеталось с мотивом противопоставления младенческой «пищи» и взрослой, символизировавших две формы или два рода учения, приспособленного к различному уровню религиознонравственного развития соответствующих категорий христиан
Ориген, Климент Александрийский, валентиниане, библейская экзегеза, учение о трех смыслах Писания
1. Нестерова О. Е. Проблемы интерпретации учения Оригена о трех смыслах Священного Писания в современной научной литературе // Раннехристианская и византийская экзегетика. М.: ИМЛИ РАН, 2008. С. 27–30.
2. Bertrand F. Mystique de Jésus chez Origène, Paris, 1951.
3. Dively Lauro E. A. The Soul and Spirit of Scripture within Origen’s Exegesis, Boston, Leiden, 2005.
4. Harl M. Origène et la fonction révélatrice du Verbe incarné, Paris, 1958.
5. Lebreton J. 1922 “Les degrés de la connaissance religieuse d’après Origène”, in Recherches de Science Religieuse, 1922, vol. 12, pp. 265–296.
6. Pasquier A. 2006 “The Valentinian Exegesis”, in Kannengiesser Ch. (ed.) Handbook of Patristic Exegesis. The Bible in Ancient Christianity, Leiden; Boston, 2006, vol. 1, pp. 454–470.
7. Torjesen K. J. Hermeneutical Procedure and Theological Method in Origen’s Exegesis, Berlin, New York, 1986.
Нестерова Ольга Евгеньевна
Нестерова О. Е. Учение Оригена о трех смыслах Писания в отношении к античным моделям трехчастного деления философии // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение. 2019. Вып. 81. С. 11-34. DOI: 10.15382/sturI201981.11-34
В статье рассматривается вопрос об источниках оригеновской концепции трех смыслов Писания и специально — о предполагаемом влиянии на формулировку этой концепции античных систем трехчастного деления философии. Александрийским отцам было не чуждо представление о том, что учение Церкви может восприниматься как универсальная доктрина философского толка, хотя и далеко превосходящая мудрость язычников. И Ориген действительно интересовался возможностью установления параллелей между тремя частями философии и типами доктрин, соответствующих трем смыслам Писания. Он также не отказывался от использования пояснительных аналогий, родственных тем, которые в языческой школьной традиции применялись для наглядной демонстрации соотношения между частями философии (как, например, образ обнесенного стеной фруктового сада, ограда которого ассоциировалась с логикой, деревья — с физикой, а плоды — с этикой). Однако анализ толкования притчи о винограднике и злых виноградарях (Мф 21. 33–46), при- веденного в Комментарии Оригена на Евангелие от Матфея, показывает, что его собственная интерпретация пространственного образа вертограда лишь частично пересекалась с интерпретацией схожих образов, иллюстрировавших деление философии, и что в своих методологических построениях Ориген исходил из других моделей, более адекватно описывавших природу различаемых им самим уровней смысла, выявляемого в текстах Писания.
Ориген, три смысла Писания, трехчастное деление философии, христианская экзегетика, Климент Александрийский, Филон Александрийский, Священное Писание
  1. Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть первая: Критика валентинианской доктрины о трех расах людей у Климента Александрийского // Вестник ПСТГУ. Сер.: Филология. 2013. Вып. 4 (34). С. 74–92.
  2. Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть вторая: Методологические импликации оригеновской критики учения валентиниан о гиликах, психиках и пневматиках. «Коринфяне» и «ефесяне» как носители двух типов знания, соответствующих двум высшим смыслам Писания у Оригена // Вестник ПСТГУ. Серия: Филология. 2015. Вып. 1 (41). С. 81–102.
  3. Нестерова О. Е. Происхождение и богословские основания учения Оригена о трех смыслах Писания. Часть третья: Противопоставление «коринфян» и «ефесян» в отношении к трем ступеням христианского совершенства и трем формам знания, соответствующим трем смыслам Писания // Вестник ПСТГУ. Сер.: Филология. 2015. Вып. 2 (42). С. 44–59.
  4. Daniélou J. Message évangélique et culture hellénistique. Tournai, 1961.
  5. Doxographi graeci / H. Diels, Hrsg. B., 1879.
  6. Goulet R. La philosophie de Moïse. P., 1987.
  7. Hadot P. Les divisions des parties de la philosophie dans l’Antiquité // Museum Helveticum. 1979. Vol. 36. P. 201–223.
  8. Hanson R. P. C. Allegory and Event. A Study of the Sources and Signifi cance of Origen’s Interpretation of Scripture. L., 1959.
  9. Harl M. Introduction // Origène. Philocalie 1–20. Sur les Écritures. La lettre à Africanus sur l’histoire de Suzanne / M. Harl, N. de Lange, éds. P., 1983.
  10. Ierodiakonou K. The Stoic Division of Philosophy // Phronesis. 1993. Vol. 38. No. 1. P. 57–74.
  11. Origenes Werke. Bd. 12. Matthäusеrklärung III: Fragmente und Indices / E. Klostermann, E. Benz, Hrsg. Leipzig, 1935.
  12. Pépin J. Mythe et allégorie. Les origines grecques et les contestations judéo-chrétiennes. P., 1976.
  13. Philon d’Alexandrie. Quis rerum divinarum heres sit / M. Harl, éd. P., 1966.
  14. Prat F. Origène // Dictionnaire de la Bible. P., 1906. Fasc. 28. Col. 1876.
  15. Torjesen K. J. Hermeneutical Procedure and Theological Method in Origen’s Exegesis. B.; N. Y., 2011.
Нестерова Ольга Евгеньевна
Ученая степень: кандидат филологических наук;
Ученое звание: старший научный сотрудник;
Место работы: Институт мировой литературы РАН; 121069, Российская Федерация, г. Москва, ул. Поварская, д. 25 а;
Должность: старший научный сотрудник;
ORCID: 0000-0001-8049-8141;
Электронный адрес: adeodatus@yandex.ru.
Нестерова О. Е. Тоху ва-воху. Переводы и толкования Бытия 1. 2a в европейской традиции // Вестник ПСТГУ. Серия III: Филология. 2019. Вып. 58. С. 61-88. DOI: 10.15382/sturIII201958.61-88
Статья посвящена истории переводов на европейские языки еврейского фразеологизма тоху ва-воху, употребленного в первой главе книги Бытия для характеристики первобытного состояния созданной Богом земли. Согласно современным лингвистическим исследованиям, первоначальный смысл этого двучленного оборота сводился к указанию на то, что первозданная земля представляла собой пустыню. Однако древнейшие греческие переводы еврейских Писаний, начиная с Септуагинты, демонстрировали тенденцию к более абстрактной и философской интерпретации тоху ва-воху. Впоследствии большинство комментаторов, опиравшихся на Септуагинту, где тоху ва-воху переведено как «невидима и необустроена», усматривало в Быт 1.2a либо указание на первоматерию, пребывавшую в хаотическом состоянии, либо, наоборот, на сотворенную Богом первоначально умопостигаемую парадигму будущей видимой земли, и лишь толкователи, связанные с сирийской традицией, избегали соблазна интерпретировать этот важный отрывок в стоико-платоническом духе. В конце IV в. блж. Иероним, предпринявший перевод Ветхого Завета с еврейского языка, воспроизвел этот оборот посредством латинского словосочетания со значением «пустынна и пуста», более адекватно передающего смысл еврейского первоисточника. Однако ассоциация тоху ва-воху с хаосом столь прочно укоренилась в европейской культурной традиции, что ее следы обнаруживаются даже в современных переводах Ветхого Завета.
Библия, Ветхий Завет, кн. Бытия, Септуагинта, Вульгата, библейские переводы, библейская экзегеза
  1. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Т. 3: Об изменении значения и заменах существительного / В. И. Борковский, ред. М.: Просвещение, 1968.
  2. Alexandre M. L’exégèse de Gen. 1, 1–2a dans l’In Hexaemeron de Grégoire de Nysse : deux approches du problème de la matière // Gregor von Nyssa und die Philosophie. Zweites internationales Kolloquium über Gregor von Nyssa Freckenhorst bei Münster 18–23 Sept. 1972 / Hrsg. H. Dörrie, M. Altenburger, U. Schramm. Leiden: Brill, 1976. P. 159–186.
  3. Barc B. Du temple à la synagogue. Essai d’interprétation des premiers targumismes de la Septante // Selon les Septante. Trente études sur la Bible grecque. En hommage à Marguerite Harl / Ed. G. Dorival, O. Munnich. Paris: Cerf, 1995. P. 11–26.
  4. Harl M. La Bible d’Alexandrie I: La Genèse. Paris: Cerf, 1994.
  5. Hendel R. The text of Genesis 1–11: Textual studies and critical edition. New York: Oxford University Press, 1998.
  6. Jacobson H. Origen’s version of Genesis 1:2 // JTS 59 (2008). P. 181–182.
  7. May G. Creatio ex nihilo: the doctrine of ‘Creation out of Nothing’ in early Christian thought. London; New York: T & T Clark, 2004.
  8. Nautin P. Ciel, pneuma et lumière chez Théophile d’Antioche (notes critiques sur Ad Autol. 2, 13) // Vigiliae Christianae 27 (1973). P. 165–171.
  9. Philo of Alexandria. On the creation of the cosmos according to Moses / Eng. transl., commentary D. T. Runia. Leiden; Boston: Brill, 2001.
  10. Tsumura D. T. The Earth and the Waters in Genesis 1 and 2: A linguistic investigation. Sheffield: Sheffield Academic Press, 1989.
  11. Westermann C. Genesis. Bd. 1–3. Teilbd. 1. Genesis 1–11. Neukirchen-Vluyn: Neukirchener Verlag, 1968.
  12. Winden J. C. M. ‘Terra autem stupida quadam erat admiratione’: Refl ections on a remarkable translation of Genesis 1:2a // Studies in Gnosticism and Hellenistic Religions presented to Gilles Quispel on the occasion of his 65th Birthday / Ed. R. van den Broek, M. J. Vermaseren. Leiden: Brill, 1981. P. 458–466.
Нестерова Ольга Евгеньевна
Ученая степень: кандидат филологических наук;
Ученое звание: старший научный сотрудник;
Место работы: Институт мировой литературы РАН; 121069, Российская Федерация, г. Москва, ул. Поварская, д. 25 а;
Должность: старший научный сотрудник;
ORCID: 0000-0001-8049-8141;
Электронный адрес: adeodatus@yandex.ru.