/
Результат поиска


Маттеи П. Римский примат в восприятии африканских христиан: предыстория, содержание и исторические следствия // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2012. Вып. 4 (47). С. 40-61.
PDF
Статья посвящена представлениям африканских христиан III–VII вв. о римском примате. Траектория исторического развития, которую мы здесь обозначим, проста. Определяющую роль в формировании африканского взгляда на римский примат сыграл Киприан, который был близок к Иринею, но в иной плоскости. Тертуллиан показал и в этом вопросе свой специфический характер. Для Киприана, учение о Церкви которого соответствовало тому, что в современном богословии называется «экклезиологией общения», ап. Петр был первым поставлен Христом, чтобы явить единство. Римская же Церковь, хранящая память о Петре, являет собой центр кафолического общения. Петр не превосходит других апостолов, и первенство Римской Церкви не предполагает наделение ее высшей вероучительной или дисциплинарной властью. Оптат и даже Августин были, в сущности, только продолжателями Киприана, хотя их воззрения и носили отпечаток оригинальности, и они адаптировали его идеи исходя из исторической реальности своей эпохи. Они, в свою очередь, тоже имели продолжателей в лице африканских авторов последующих поколений (до VI в.). Африканская экклезиология не утратила свое влияние и в раннее Средневековье, и в современную эпоху. Сегодня ее изучение может иметь особое значение, как во внутренней жизни Католической Церкви, так и в экуменическом диалоге между Церквями, сохранившими преемство епископата.
римский примат, христианская Африка, Киприан, Августин, раннехристианская экклезиология
Маттеи Поль
Маттеи П. Христос как главное основание богословия и духовного опыта Амвросия Медиоланского // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. Религиоведение. 2018. Вып. 80. С. 11-25. DOI: 10.15382/sturI201880.11-25
Вслед за рядом других исследователей автор предпринимает попытку показать основополагающие аспекты не только мысли (богословия и духовной рефлексии), но и действий Амвросия, чтобы более контекстуально представить его исторический образ. Исследование включает три раздела. В «прологе» с опорой на два трактата или фрагмента трактатов (De fuga saeculi; De Iacob I) в общих чертах рассматривается учение Амвросия о благодати: несмотря на кажущиеся противоречивыми выражения, эти сочинения свидетельствуют о том, что в центре религиозного опыта медиоланского епископа находится идея Божественного дара во Христе. Во второй части статьи рассматриваются догматические основания амвросианского христоцентризма: учение о Троице (триадология) и о Боговоплощении (христология), которое Амвросий развивает с опорой как на греческих авторов, так и на латинскую традицию. Медиоланский епископ делает акцент на учении о Христе как одновременно истинном Боге и истинном человеке. Как показано в третьей части статьи, на этих догматических истинах зиждется духовный опыт Амвросия: через Христа-Человека ко Христу-Богу, Христос как Путь и Предел — все эти формулы имеют, если можно так выразиться, предавгустиновское звучание. Подвести итог исследованию можно одной фразой: Christus omnia. В этой Христовой любви открывается единство мысли созерцателя и действия пастыря, причем пастыря, воздействующего или пытающегося воздействовать на носителей власти, поскольку Амвросий стремился через Христа, исповедуемого согласно с ортодоксальной верой, привести Империю и ее правителей ко Отцу. Многочисленные заимствования из богословия его предшественников, не менее чем их творческое переосмысление, в конечном счете были направлены на реализацию именно этого замысла. Интуиции Амвросия, пронизывающие все его наследие, открывают также новые перспективы: медиоланский епископ был своеобразным интеллектуальным посредником.
Амвросий Медиоланский, триадология, христология, сотериология, экзегеза, духовный опыт, Августин, латинская патристика
  1. Grillmeier A. Le Christ dans la tradition chrétienne. De l’âge apostolique à Chalcédoine (451). P., 1973.
  2. Madec G. La centralité du Christ dans la spiritualité d’Ambroise // «Nec timeo mori». Atti del Congresso internazionale di studi Ambrosiani nel XVI centenario della morte di sant’Ambrogio (Milano 4–11 aprile 1997) / L. F. Pizzolato, M. Rizzi, eds. Milano, 1998. P. 207–220.
  3. Madec G. La patrie et la voix. Le Christ dans la vie et la pensée de saint Augustin. P., 1989.
  4. Madec G. L’homme intérieur selon saint Ambroise // Ambroise de Milan. XVIe Centenaire de son élection épiscopale. Dix études rassemblées par Y.-M. Duval. P., 1974. P. 283–308.
  5. Madec G. Saint Ambroise et la philosophie. P., 1974.
  6. Maes B. La loi naturelle selon Ambroise de Milan. R., 1967.
  7. Nauroy G. L’Écriture dans la pastorale d’Ambroise de Milan // Le monde latin antique et la Bible / J. Fontaine, C. Pietri, éd. P., 1985. P. 371–408.
  8. Studer B. Dieu sauveur. La rédemption dans la foi de l’Église ancienne / J. Hoff mann, trad. P., 1989.
  9. Szabò F. Le Christ créateur chez saint Ambroise. R., 1967.
  10. Tixeront J. Histoire des dogmes dans l’Antiquité chrétienne. P., 1921. T. 2.
Маттеи Поль
Ученое звание: профессор;
Место работы: Университет Лион II; Лион, Франция; Папский институт «Августинианум»; Рим, Италия;
Должность: научный консультант Института;
ORCID: 0000-0002-0250-2739;
Электронный адрес: paul.mattei@club-internet.fr.