/
Результат поиска


Ильяшенко Н. А. Студенческий вопрос в Московском университете в конце XIX в. на страницах дневника М. С. Корелина // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2014. Вып. 1 (56). С. 107-112. DOI: 10.15382/sturII201456.107-112
В статье анализируется отношение профессора Московского университета М. С. Корелина к студенческому движению. Анализ взглядов Корелина выполнен на основе не публиковавшегося ранее дневника из фонда профессора в Центральном Государственном архиве г. Москвы. Фактически Корелин рассматривает студенческую активность в 1889–1896 гг., т. е. в течение периода, особенно интересного с точки зрения становления студенческого движения в России. Автор приходит к выводу, что Корелин занимал активную позицию в отношениях с молодежью, стремился ближе познакомиться со студентами, найти с ними контакт и общие интересы, понять их среду. Пользуясь доверительным отношением части студентов, он мог ближе познакомиться с бытом и сутью нелегальных студенческих организаций. Сочувствуя благородным мотивам студентов — борьбе против безнравственности — Корелин отрицательно относился к способам их борьбы, часто террористическим. Единственным фактором, способным объединить профессоров и студентов, Корелин считал научную деятельность. При этом отношение к полиции у Корелина всегда резко отрицательное, он видит в ее действиях не борьбу за порядок, а оправдание своего существования. Причиной студенческого движения Корелин считал Устав 1884 г., сделавший администрацию университета бессильной перед студенческим движением, а студентов — беззащитными перед полицией. Проведенный в статье анализ взглядов М. С. Корелина позволяет расширить представление о внутриуниверситетских связях того времени, дает новые сведения по истории студенческого движения в России и об истории профессорско-студенческих взаимоотношений в конце XIX в.
землячества, Союзный совет, студенческое движение, M. С. Корелин
1. Иванов А. Е. Мир российского студенчества. М., 2010.
2. Мельгунов С. П. Из истории студенческих обществ в русских университетах, М., 1904.
3. Мельгунов С. П. Студенческие организации 80–90-х гг. в Московском университете, М., 1908.
4. Цыганков Д. А. В. И. Герье и Московский университет его эпохи. М., 2008.
5. Цыганков Д. А. Профессор В. И. Герье и его ученики. М., 2010.
6. Цыганков Д. А. Трагедия учителя: В. И. Герье и М. С. Корелин: к истории интеллектуального диалога // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. No 4.
Ильяшенко Николай Александрович
Ильяшенко Н. А. Состав иерархии Русской Православной Церкви в преддверии Большого террора. Список архиереев из архивно-следственного дела митрополита Серафима (Александрова) 1937 г. // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2014. Вып. 3 (58). С. 114-146. DOI: 10.15382/sturII201458.114-146
Публикуется важный источник по истории русской иерархии — принадлежавший митрополиту Серафиму (Александрову) список архиереев Русской Православной Церкви. Список хранится в Архиве ДКНБ Республики Казахстан по Акмолинской области в его следственном деле. Список составлен в 1933–1934 гг. и отражает следующие характеристики епископов: дату рождения и хиротонии, сан, ученую степень, пребывание за границей, в отделении, на покое. Последним параметром обозначены те, кто епархией в действительности не управлял. Работа по фиксации изменений в среде русского епископата велась систематически; список обладает значительной полнотой. Во вступительной статье проанализированы принципы формирования списка и изменения в епископате, происходившие при смене высшей церковной власти. Также произведено сравнение данных документа с опубликованными документами Московской Патриархии за 1934 г., в результате чего сделаны следующие выводы: архиереев-обновленцев, григориан и поставленных за границей в списке нет, за редким исключением, объясняемым неосведомленностью составителя. Первых и вторых не признавали епископами Русской Церкви, о последних не имели сведений из-за затруднений в сношениях с заграницей. Оппозиционные митрополиту Сергию иерархи в списке есть, то есть, несмотря на прещения в отношении «отделившихся», де-факто их признавали полноценными, благодатными епископами. Массовые хиротонии позволяли до какого-то времени сдерживать убыль епископата. Власти препятствовали епископам управлять епархиями даже при компромиссной политике митрополита Сергия (Страгородского) во второй период его заместительства. В это время хиротоний совершается в несколько раз меньше, а новые архиереи резко выделяются по своим характеристикам среди других: они все солидарны с Заместителем, и хотя и подвергаются преследованиям власти, но все же меньше, чем остальные. Также в статье отмечено, что после революции 1917–1918 гг. общей тенденцией стало изменение требований к кандидатам на епископство: падает значение уровня образования
Русская Православная Церковь, Московская Патриархия, епископат, церковные расколы, репрессии, церковное делопроизводство, митрополит Сергий (Страгородский), митрополит Серафим (Александров).
Ильяшенко Николай Александрович
Цыганков Д. А., Ильяшенко Н. А. Протоиерей Александр Михайлович Иванцов-Платонов и историки Московского университета // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 1 (62). С. 137-146. DOI: 10.15382/sturII201562.137-146
Вопрос о профессиональном единстве сообщества «светских» и церковных историков в дореволюционную эпоху в последнее время вызывает повышенный интерес у историков и богословов. Свидетельствуя о том, что общий взгляд на программу церковно-исторических исследований в этот период не сложился, специалисты пытаются найти факты как показывающие недопонимание между представителями исторической науки в университетах и духовных академиях, так и указывающие на сближение между учеными. Предлагаемая публикация дает возможность представить положение кафедры истории Церкви в Московском университете в конце 1894 г., когда ее профессор, доктор богословия протоиерей Александр Михайлович Иванцов-Платонов, решил передать свою должность светскому историку - доктору всеобщей истории, экстраординарному профессору кафедры всеобщей истории Михаилу Сергеевичу Корелину. Для Иванцова-Платонова это было продуманное решение. Профессор хотел привлечь студенческое внимание и общественный интерес к проблемам истории Церкви. При отсутствии для реализации проекта явного кандидата из духовных академий Иванцов-Платонов хотел видеть на своей кафедре светского историка, затрагивавшего в своей научно-педагогической деятельности вопросы, тесно связанные с историей Церкви. Это был рискованный вариант, поскольку профессура университета рассматривала предложения Иванцова-Платонова утилитарно, прежде всего с точки зрения учебного плана историко-филологического факультета. С таким проектом не согласилось и Министерство народного просвещения, что привело к маргинализации кафедры истории Церкви на историко-филологическом факультете Московского университета в начале XX в.
кафедра истории Церкви Московского университета, учебный план, деклерикализация, В. И. Герье, М. С. Корелин, А. М. Иванцов-Платонов, А. П. Лебедев

Цыганков Дмитрий Андреевич
Ильяшенко Николай Александрович