/
Результат поиска


Ваганова Н. А. С. Н. Булгаков: Софиология без Софии. "Католическое искушение" и отход от софиологии в сочинениях крымского периода // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2007. Вып. 2 (18). С. 69-79.
PDF
Статья посвящена так называемому «крымскому периоду» (1918–1921) и непосредственно примыкающим к нему первым эмигрантским годам жизни и творчества С.Н. Булгакова. Пытаясь осмыслить историческую катастрофу, переживаемую Россией, и разочаровавшись в деятельности Собора 1917–1918 гг., Булгаков испытывает «католическое искушение», одновременно теряя интерес к теме Софии. Преодоление искушения оказывается, по крайней мере в самосознании мыслителя, тесно связанным с возвращением, в обновленном виде, софийной темы.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. [Рецензия] // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2008. Вып. 1 (21). С. 140-146. — Рец. на кн.: Кожев А. Атеизм и другие работы / А. М. Руткевич, пер. М.: Праксис, 2006. 512 с.
PDF
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. Флоренский и Радищев: два путешествия // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2009. Вып. 3 (27). С. 44-54.
PDF
В статье сопоставляются два знаковые произведения русской мысли: Путешествие из Петербурга в Москву А. Н. Радищева и Столп и утверждение Истины священника П. Флоренского. Автор обнаруживает неожиданное, но явное сходство некоторых моментов этих книг, проявляющихся на разных уровнях анализа их текстов: жанровом, формальном, стилистическом, тематическом. Проведенное рассмотрение позволяет поставить вопрос о причинах этого сходства и связях двух эпох русской культуры: Серебряного века и века Просвещения.
Флоренский, «Столп и утверждение Истины», Радищев, «Путешествие из Петербурга в Москву», путешествие, сны, духовный мир, София, истина.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. Дионисийство как прахристианство в книге Вяч. Иванова "Дионис и прадионисийство" // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2010. Вып. 4 (32). С. 63-74.
PDF
В статье рассмотрена концепция происхождения дионисийской религии, изложенной в книге Вяч. Иванова, вновь изданной в 1994 г. Вопреки ее видимому содержанию, выраженному в названии, о книге Иванова утвердилось мнение, что посвящена она не столько дионисийству, сколько христианству. При этом, независимо от ценностных предпочтений критиков ивановской концепции, его вывод: Сын Божий родился у эллинов оспаривается как некоторыми современными филологами-классиками, так и представителями богословской науки. Между тем, если дополнить ивановские исследования всем арсеналом раннехристианского и византийского искусства, ставшего известным науке за прошедшие с момента выхода книги десятилетия, есть смысл отнестись к его концепции более внимательно. Для Иванова —русского эллина —христианство явилось диалектическим отрицанием и одновременно вершиной всей античной культуры.
Вяч. Иванов, Дионис, христианство
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. Таинство, догмат и антиномия в софиологии прот. С. Булгакова // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2013. Вып. 4 (48). С. 40-51.
PDF
Статья посвящена размышлениям С. Н. Булгакова о халкидонском догмате и Таинстве Евхаристии в православном богословии. Автор показывает сложный путь философа и богослова к одному из самых важных вопросов христианства, на протяжении которого Булгаков пережил увлеченность и дальнейшее разочарование католичеством. Этот небольшой период, называемый «Крымской философией» Булгакова, был одним из ключевых моментов в его творчестве, окончательно обративших его к софиологии. В статье отмечается, что возвращение в лоно православия сопровождалось и возрождением его учения о Софии, которая стала для него залогом снятия существующей антиномии между двумя противоположными началами как в Таинстве Евхаристии, так и в Таинстве Боговоплощения: Божественным и тварным. Вопрос о преложении Святых Даров ставился и разрешался в пределах и на почве христологии, а именно на основании учения о Теле Господа, земном и прославленном — до Воскресения и после Воскресения. Это учение о соотношении обоих состояний телесности Господа в православном богословии, столь мало исследованное до Булгакова, трактовалось им в русле его софиологии: боговоплощение суть абсолютное осуществление в образе человека божественного софийного Первообраза. При этом автор исследования заключает, что софиологическая проблематика в том направлении, которую придал ей Булгаков, возникла в русле оппонирования и попыток преодоления кантовского трансцендентализма как одной из важнейших тем русской философии.
С. Н. Булгаков, София, Кант, Фома Аквинский, Евхаристия, преложение Св. Даров, транссубстанция, халкидонский догмат, воплощение Логоса, кенозис, антиномия, религиозное сознание
1. Bulgakov S. N. Pravoslavie. Ocherki uchenij a pravoslavnoj cerkvi (Orthodoxy. Outlines of Orthodox Church’s Doctrine). Kiev, 1991.
2. Bulgakov S. N. 1998. Из памяти сердца. Прага [1923–1924] (From the Memory of the Heart. Prague [1923-1924]). Issledovanija po istorii russkoj mysli. Ezhegodnik za 1998 god. Мoscow, 1998. P. 105–256
3. Bulgakov S. N. Evharistija (The Eucharist). Мoscow, 2005.
4. Bulgakov S. N. Ikona i ikonopochitanie. Dogmaticheskij ocherk (The icon and the Iconoduly. Dogmatic essay). Мoscow, 1996.
5. Bulgakov S. N. Svet Nevechernij (Unfading Light). Мoscow, 1994.
6. Bulgakov S. N. Agnec Bozhij. O Bogochelovechestve (The Lamb of God. On God-manhood). Мoscow, 2000.
7. Struve P. B. 1906. Несколько слов по поводу статьи С. Н. Булгакова (Some Words concerning the Article of S. Bulgakov). Poljarnaja zvezda, vol. 113, pp. 128–130.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. Воля к Софии и церковность в творчестве о. Павла Флоренского // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2014. Вып. 5 (55). С. 81-91. DOI: 10.15382/sturI201455.81-91
Софиология в качестве одной из основ доктрины предполагает мистико-поэтическую интуицию так называемой Вечной Женственности. Между тем анализ конкретных софиологических концепций показывает, что это направление отличалось довольно сильной внутренней конкурентностью проектов. На путях построения такой софиологии, которая отвечала бы, по замыслу ее создателей, православной церковной традиции, конкретные авторы стремились очистить свои построения от некоторых аспектов соловьевской софиологии. Однако непредвзятое рассмотрение отдельных софиологических доктрин показывает, что борьба за подлинно «церковную» Софию в действительности вела к переосмыслению самих понятий церковности и традиции на основе теоретизирования над данными непосредственного религиозного опыта, который воспринимался его носителями как личное откровение. Одной из таких попыток является софиология о. Павла Флоренского. София в «Столп и утверждение Истины» представляет тщательно продуманный философско-теологический концепт, представляющий собой онто-символическую репрезентацию Истины, которая не столько постигается рационально, сколько постигается в религиозном праксисе. Центральным моментом такого постижения является «церковность». Представленный в книге Флоренского опыт построения религиозно-философского синтеза в действительности предполагал, при декларируемых автором традиционности построений и апелляциям к архаически-стилизованной «средневековой» образности и символике, формированию существенно нового стиля религиозности, востребованной в стремительно модернизировавшемся русском обществе начала ХХ в.
софиология, религиозный опыт, мистический эрос, дружба, церковность, аскетика, символ, метод, Истина, Красота, София, модерн.
1. Волков С. А. П. А. Флоренский // П. А. Флоренский: pro et contra. СПб., 1996. С. 141–161.
2. Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ваганова Н. А. Представления о генезисе мифа в раннем творчестве Соловьева. Миф как теогония // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2016. Вып. 3 (65). С. 55-72. DOI: 10.15382/sturI201665.55-72
В творчестве Владимира Соловьева миф присутствует двояким образом: как авторский миф, включенный в его проект будущей «вселенской религии», и как предмет теоретической рефлексии, в исследованиях философско-религиоведческого характера. Однако, поскольку в обоих смыслах миф представлялся философу прежде всего как реальный теогонический процесс, «религиоведение» Соловьева одновременно оказывается частью его религиозной метафизики. В мифологическом процессе Соловьев усматривает три периода: уранический — солярный — фаллический, называя их смену законом. Основная предпосылка теории происхождения религии состоит у Соловьева в утверждении существенной аналогии космогонического и теогонического процессов. Они представляют собой два способа реализации одного и того же сознательного начала мира, которое в религиозной доктрине Соловьева выступает как «мировая душа», стремящаяся к божественному единству. Теория мифологического процесса Соловьева сопоставляется с аналогичной концепцией епископа Хрисанфа (Ретивцева), также апеллирующей к прамонотеизму как изначальной форме религии. В отличие от теории Соловьева, генезис древней религии у представителя академический науки понимается как процесс родо-племенной психологии, целиком локализованный в сознании коллективного религиозного субъекта.
Владимир Соловьев, миф, мифологический процесс, теогония, космогония, мировая душа, епископ Хрисанф (Ретивцев), астральная религия, магия, теургия, первобытный прамонотеизм.
1. Антонов К. М. Историческое изучение религии в духовно-академической традиции в дореволюционной России // Вестник ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. 2011. Вып. 1 (33). С. 42–44.
2. Лукьянов С. М. О Вл. С. Соловьеве в его молодые годы: Материалы к биографии. М., 1990. Т. 3. С. 44–47.
3. Мочульский К. В. Владимир Соловьев: Жизнь и учение. Париж, 1936.
4. Соловьев В. С. История философии. Курс 1880/1881-го года, читанный проф(ессором) (В. С.) Соловьевым // Соловьев В. С. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. М., 2011. Т. 4. 1878–1882. С. 389–443.
5. Хрисанф, архим. Религии Древнего мира в их отношении к христианству: Историческое исследование. СПб., 1873, 1875, 1878.
6. Müller F. M. The Hymns of the Rigveda, with Sayana’s commentary, London, 1849–1875.
7. Benfey T. (eds.) Orient und Occident, Insbesondere in Ihren Gegenseitigen Beziehungen, Göttingen, 1863–1865.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ученая степень: кандидат философских наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Российская Федерация, 127051 Москва, Лихов пер., д. 6, стр. 1; доц. кафедры философии;
Электронный адрес: arbarus@yandex.ru.
Ваганова Н. А. Гносеология или мистагогия? Концепция живой религии в творчестве о. Павла Флоренского // Вестник ПСТГУ. Серия I: Богословие. Философия. 2018. Вып. 75. С. 67-78. DOI: 10.15382/sturI201875.67-78
Начальные строки «Столпа и утверждения Истины» в известном определении «живого религиозного опыта как единственного законного способа познания догмата» предписывают, что философская рефлексия и теологическое умозрение всегда должны отправляться от живой жизни. Последняя рассматривается в личностном аспекте как духовная автобиография, включающая дорефлексивные переживания детства. Позже они находят свое отражение в научном, личном и религиозном опыте взрослой жизни и становятся органическим элементом творчества Флоренского, включающего представление о двоемирии как основе реальности. Невидимым центром такой системы является таинство, на которое указывают видимые слои культа и символы, которыми полон обыденный мир. Символ — это реальность особого рода, несущая в себе энергию (º νέργεια) таинства. Эпистемология религиозного опыта Флоренского ориентирована на традицию, восходящую к Ареопагитикам и Бонавентуре, и является скорее мистагогией под сциентистской оболочкой. Это своего рода мистическая эвристика, символическое духовное восхождение к Истине, при котором указующие к ней символы, включая «человека Павла», не являются самоценными и становятся ненужными после того, как цель достигнута. В этом смысле очень важно, что религиозный опыт, обладающий «жизнью» как своей сущностью, становился основой религиозности нового типа, пока представлявшейся лишь как проект.
Флоренский, религиозный опыт, детство, мистика, магизм, символ, таинство, центр, периферия, эпистемология, мистагогия
  1. Резниченко А. И. Флоренский и Хайдеггер об λήθεία: забвение и/или сокрытость? // Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение». 2017. № 1 (7). С. 47–62.
  2. «Философствовать в религии». Материалы конференции, посвященной столетию выхода книги «Столп и утверждение Истины о. Павла Флоренского. М., 2017.
  3. Флоренский П. А. Магичность слова // Сочинения. М., 1990. Т. 2. С. 252–280.
  4. Флоренский П. А. Общечеловеческие корни идеализма: [Пробная лекция] // Богословский вестник. 1909. Т. 1. № 2. С. 384–397.
  5. Флоренский П. А. Столп и утверждение Истины // Сочинения. М., 1990. Т. 1 (I).
  6. Флоренский П. С. Имеславие как философская предпосылка // Сочинения. М., 1990. Т. 2. С. 281–338.
  7. Флоренский П., свящ. Детям моим. М., 1992.
  8. Флоренский П., свящ. Разум и диалектика [Вступительное слово перед защитою на степень магистра книги «О Духовной Истине». Москва, 1912 г.] // Богословский вестник. 1914. Т. 3. № 9. С. 86–98.
  9. Флоренский П. А. Философия культа. М., 2004. С. 174.
  10. Хагемейстер М. «Новое Средневековье» Павла Флоренского / Н. Бонецкая, пер. // Звезда. 2006. №11. URL:http://magazines.russ.ru/zvezda/2006/11/ bo20.html (дата обращения: 01.01.2018).
  11. Хоружий С. С. Обретение конкретности // Флоренский П. А. Сочинения. М., 1990. Т. 2. С. 3–33.
Ваганова Наталья Анатольевна
Ученая степень: кандидат философских наук;
Место работы: Православный Свято-Тихоновский гуманитрарный университет; Российская Федерация, 127051, г. Москва, Лихов пер., д. 6, стр. 1;
Должность: доцент кафедры философии;
ORCID: 0000-0002-7706-9810;
Электронный адрес: arbarus@yandex.ru.
Статья подготовлена в рамках проекта «Русская религиозная мысль второй половины XIX — начала XX в.: проблема немецкого влияния в условиях кризиса духовной культуры» при поддержке Фонда развития ПСТГУ.